TWOC
Кло-кло-Хот

Название: Кло-кло-Хот

Автор: Sailor Lucky и Lady Clow.

Бета: Luna и Lady Clow.

Размер: мини, 2293 слов.

Пейринг/Персонажи: Хотару, клоувцы, Прозаики весны.

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2017.

Содержание: А Прозаики весны мокли под дождем, нервно куря на соседней полянке. Они так и не добрались до концерта, хотя преодолели почти все препятствия. И если бы не колесо… они бы всем показали, как играть. Но не смогли, потому что у них не было Его!
Лучшего в мире Натсоса!

Предупреждение: ни одни Прозаики весны не пострадали.

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

Дождь лил третий день, намекая, что никаких поездок не предвидится.

– В такую погоду и Лунтару из дома не выгонишь, – пожаловался Ледиолет, прячась под навесом. Он недавно вернулся из салона, пережив депиляцию, тюнинг, педикюр, маникюр и ещё пару не к ночи помянутых процедур.

Его хозяйка бегала из симпатичного домика к багажнику и обратно. И не обращала внимания на жалобы, стоны и дождь. Только складывала вещи плотнее и насвистывала что-то о дальней дороге, которая ждёт и льётся. Куда, правда, никто не знал, но звучало красиво.

Упомянутая Лунтара тоскливо куталась в потертую штору и вздыхала. Ждала своей очереди, понимая, что лежать будет на самом верху. Ниже коробки с куклами, но явно выше рюкзака.

– В такую погоду ни один приличный мужик петь не будет. Разве что текилу с чаем, – применил запрещенный приём Ледиолет.

Лунтара собиралась было кивнуть, но её бесцеремонно завернули в штору и утрамбовали в багажник. Пришлось молчать и скорбно тренькать струнами. Коробка с куклами вмещаться не желала, упиралась до последнего, но хозяйка была девушкой жесткой. Знала два приема из ушу и три из кунг-фу. Пригодился только один – громкий крик «Лежать, кому говорю!».

– В такую погоду ни одна нормальная именинница…

Договорить ему не дали, хозяйка взобралась на переднее сиденье, поковырялась в бардачке и с криком «Погнали!» вставила ключ в зажигание.

– А кто нас, если что, чинить будет? – заикнулся было Ледиолет, но был остановлен очередным криком.

На этот раз – «Поберегись, мы летим!». Возмущаться резко расхотелось, оставалось найти механика по дороге или украсть у другого автомобиля.

– В такую погоду ни один вменяемый механик на трассе валяться не будет, – бурчал Ледиолет, разгоняясь. – И дались ей эти Прозаики весны? Тоже мне, моду взяла – тащиться на край света ради какого-то внебрачного ребенка с лицом Бени и Волди?

– И очень даже брачного, – огрызнулась хозяйка, – смотри, куда катишься! Я там где-то столб видела, как бы проскочить без последствий.

– В такую погоду ни один столб… – начал было Ледиолет, когда дорогу перегородили двое. В косухах и с чулками на головах.

Они постояли пару минут, оглядываясь, а потом достали факел и подсветили номера.

– Кло-кло-Хот, – не спеша прочитал тот, что с лева. Он был пониже ростом, в кедах на босую ногу и с мундштуком в зубах.

– Она самая, – нашла чем гордиться хозяйка, вылезая из машины поздней ночью. К двоим в косухах, на минуточку.

– Мы с вами, на концерт! – тот, что справа, говорил уверенней, слегка наступая. – Топливо украдём, в картишки обыграем, атмосферу добьем, едой отравим, дорогу укажем.

На его шее болтались фирменные наушники, а на ногах красовались сандалии.

– На чей? Прозаиков весны? – хозяйка наклонила голову, придирчиво оглядывая двоих.

Двое запнулись, переглянулись, отошли на минутку, провели совещание, достали лопату и принялись в ней копаться.

– Томопедию открывай, говорю тебе, Томопедию, – шипел «мундштук».

– Поддерживаю, тыкай смело, я всё скажу! Я сейчас такое скажу, мало не покажется! – кокетничала та самая педия, выглядывая из лопаты.

– Ша, у них сайт должен быть, официальный же, – отмахивался от советчиков «наушник». – Сейчас найдем, и уточним, они или не они.

– Да они, они, – стонал «мундштук», – факелом клянусь. Ещё вчера они были!

– Название, загадай название, и я сразу как информацию дам! – флиртовала Томопедия. – Всё отдам, и ещё больше. Добавки просить будешь.

– Ша, сейчас адблок включу и грузану официальный сайт. Ни одни Продайрики зимы не проскочат, – стоял на своём «наушник».

Хозяйка хмурилась, закипая: по её мнению, незнание Прозаиков весны и их творчества каралось пытками. Попсой, шансоном и рэпом. Сорок восемь часов без остановки.

– Может, возьмем на борт, вдруг чинить машины умеют? – предложил Ледиолет, тщетно стараясь очистить лобовое стекло от воды.

Он был голоден, мокр и несчастен, а до места проведения концерта оставалось часов семь пути. Не меньше. В багажнике тоскливо ныли куклы, скулила Лунтара и даже рюкзак бунтовал. Всем хотелось скорее попасть на ближайшую заправку, чтобы согреться и просохнуть.

– Эти? – презрительно фыркнула хозяйка. – Да они лопату от яблока отличить не могут. Тоже мне, знатоки гаджетов. Ну их, погнали!

Она ловко запрыгнула обратно в салон и от души хлопнула дверцей. Ледиолет заурчал и укатился дальше, набирая скорость. Когда он последний раз скосил фары назад, двое так и тыкали в лопату, переругиваясь насчет того, искать им Мисс или Ссик, и кого больше любит слушать Кло-кло-Хот.

– Приличные попутчики в такую погоду на дорогах не валяются, – заворчал Ледиолет. – Вдруг бы и в самом деле сделали что-нибудь полезное? Механика добыли бы, а?

– Сами найдем, не отвлекайся. Катись внимательней, там где-то заправка впереди, главное – не проскочить.

Хозяйка уверенно вертела карту, стараясь перекричать ветер и дождь. Получалось так себе, впереди мрачнел темный лес, и никаких признаков жизни видно не было.

– Улыбочку! Панцу-у! – мелькнула ослепительная вспышка, и Ледиолет пожалел, что не захватил очков. Вспышкозащитных и непромокаемых.

Раздался визг Лунтары, мат хозяйки и глухой удар, словно что-то ударилось о капот.

– Без паники, – хозяйка выбралась из салона под дождь, – найдем труп, спрячем в багажнике. Там куча места осталась, я точно помню.

– А дальше? – занервничал Ледиолет, – Нас всех посадят, а я ведь предупреждал, что в такую погоду…

Вполне себе живой труп нашелся, со скорбным выражением лица и фотиком под мышкой. Он удобно лежал на капоте, утроившись точно посередине.

– Вы… того… живы? – хозяйка нервно икнула и потыкала в объектив мятного цвета ноготком.

– Мы не уверены, мы – думаем, – отозвалось скорбное выражение лица, доставая салфеточку и стирая отпечатки с фирменной линзы.

– Кто это – вы? – влезла Лунтара, выпавшая из багажника.

– Но-но, – одернула её хозяйка, – что ты к ним пристаешь. Ещё иск накатают, денег взыщут. Вежливее надо быть, вежливее.

– А чего это они на нашем капоте валяются? – надулась та. – Мне вот в багажнике тесно: ни повернуться, ни яой посмотреть. А они самые лучшие места оккупировали. И, главное, наглые такие!

Хозяйка опасливо покосилась на скорбное выражение лица и фотик, а потом бочком-бочком залезла на сиденье.

Ледиолет чихнул и покатился дальше, стараясь не потревожить капот лишний раз. Лунтара возмущенно фыркнула и утрамбовалась обратно в багажник, оставив щелочку, чтобы бдеть.

– Валяются тут всякие, места занимают, – бурчала она, не отрывая взгляда от скорбного выражения лица и фотика. Мало ли, вдруг на хозяйку нападать начнут, карту трофейную отбирать.

Впереди замаячили огни, заставив катящихся воспрянуть духом. Дождь даже обиделся на такое неуважение и залил в три раза быстрее.

– Кло-Карр, – прочло скорбное лицо, порозовев. – Думаете, кофе нальют?

– Если верить карте, ещё и покормят, – крутанула руль влево хозяйка, – и топлива дадут, и Лунтару смажут. Не место – мечта меломана.

Они вкатились на освещенную заправку, тормознули у ближайшего бачка и осмотрелись. Судя по футуристической конструкции «Кло-Карра», касса пряталась в глубине огромного магазина, переливавшегося огнями.

Хозяйка бодро выпрыгнула на улицу, прицепила за спину Лунтару, вежливо перекинулась парой слов с фотиком и отправилась на разведку.

 

Двое оккупировали кассу, препираясь с невероятно кавайной девицей. Лопата стояла тут же, выбирая для Томопедии банку неполезной «Кло-клолы».

– Никаких адблоков, карточных игр, наперстков, Джармуша, ковриков и юри, – монотонно отбривала двоих кавайная. – Деньги вперёд, иначе лопата уйдет ни с чем!

У неё было такое выражение лица, что Лунтара предложила срочно укатиться дальше и не останавливаться до самого концерта.

– Не можем, – прошептала хозяйка, – я обещала фотику напоить лицо кофе, да и топливо нужно залить.

– А деньги есть? – зашипела Лунтара, болтаясь за спиной.

Кавайная медленно повернулась, отмахнулась от ноющих двоих, и внимательно посмотрела на вновь прибывших.

– Нам бы топлива, нэ? – хозяйка слега попятилась от тяжелого взгляда и невольно упёрлась в лопату.

– О, Кло-кло-Хот! – обрадовалась Томопедия. – Мы по-прежнему предлагаем свои услуги! Топливо отжать можем, кстати.

– Вы для начала себе «Кло-клолу» отожмите, неудачники, – протиснулось мимо скорбное лицо, пошуршало в кармане и достало пару золотых. – Топлива – ребенку, молоко – лопате, чипсы – двоим, и смазку – Лунтаре.

Повисла небывалая тишина, заставившая даже двоих замолчать и перестать препираться. Лицо зевнуло, покрепче прижало фотик под мышкой, и, утащив кофе, удалилось на улицу.

– Ваш – кагал? – кавайная опять вперилась взглядом в хозяйку. – Забирать будете?

– Кого? – не унималась Лунтара. – Мы никого не заказывали, мы на концерт едем – выступать.

– О, артисты? – кавайная потерла ручки. – Шикарный вид, бомжуете, да?

– С чего вы взяли, неуважаемая? – ощерилась хозяйка, мысленно прикидывая сколько золотых осталось зашито под обшивку в Ледиолете.

– Так вас вон, Лафота спонсирует, где это видано! Позор самый настоящий! Еще и эти двое, ваши подельники которые. С ними приличные люди рядом играть не сядут, не то, что ехать куда-то.

«Подельники» нервно дёрнулись и мигом исчезли из помещения. Кавайная хмыкнула и строго погрозила им пальцем. Лунтара и хозяйка переглянулись, и, не сговариваясь, начали стратегически отступать. Имя скорбного лица доверия не внушало, видимо, его тут очень хорошо знали.

– Кстати, предъявите-ка тех.паспорт, – прищурилась кавайная, заканчивая заливать топливо. – Мне кажется, где-то я уже видела ваш Ледиолет. Не в рубрике ли «Угнанные с концами машины: найти и спасти!» часом?

Секундой позже хозяйка и Лунтара уже мчались прочь с «Кло-Карра», лихорадочно пытаясь укатиться подальше. Лопата валялась рядышком, отдыхая на полу, а двое сзади резались в карты.

– Ссадить бы, – жаловался Ледиолет, – итак куча всякого хлама на капоте валяется. Куда нам ещё трёх нахлебников?

– Сам говорил, вдруг чинить умеют, – огрызнулась хозяйка, в пятый раз поворачивая руль. Они ехали кругами, уворачиваясь от разъярённой кавайной, орущей о том, что «а за кофе-то не рассчитались, бомжи несчастные».

– Но-но, кофе в подарок, – зевала Лафота, болтаясь на капоте. – И вообще, кто так водит, а?

– Поверните налево, а теперь – направо, и снова налево, – комментировал «мундштук». – О, семерка пик! Я выиграл.

– Ха, зато я сайт нагуглил, этих, как их, Мисс которые, – похвастался «наушник». – Поют преотвратно, кстати. Они ещё должны нам доплачивать за то, что мы их слушать едем!

Хозяйка скрипела зубами, пытаясь вывернуть руль и нажать на кнопку, но музыка Прозаиков весны упорно отказывалась играть из колонок, уступая место Лунтаре, на одной ноте ноющей о том, что «мы смазку забыли, а-а-а, мои струны чахнут».

Обстановку разрядил дождь, зарядивший опять. Он смыл кавайную куда-то влево и унёс Ледиолет вправо, словно искупая свою вину перед хозяйкой.

– Знала бы, что так будет, полетела бы на воздушном шаре, – пробормотала та, удобней устраиваясь в кресле.

До концерта оставалось всего-то два часа, когда неожиданно сдулось колесо, по-тихому, словно издеваясь над Ледиолетом. Он покатился ещё пару метров по инерции, а потом уныло застыл и запаниковал.

– Приехали… – вынесли вердикт двое, и снова начали тыкать в лопату, пытаясь заставить Томопедию работать.

– Отстаньте, – верещала она, допивая «Кло-клолу», – откуда я знаю, где тут механики? Мы среди гор, впереди обрыв, над головой Луна. Какие мастерские, о чем вы?

Хозяйка выбралась на улицу, раскрыла найденный в закромах зонт и уныла ощупала колесо. Чуда не случилось, Ледиолет так и стоял, несчастный и паникующий.

– Без паники, фотик знает всё, – громко объявила Лафота, сползая с капота. Она припрягла Лунтару и начала снимать колесо, используя фотик как домкрат.

Двое милостиво выпали из салона, прихватив лопату, и отчаянно поддерживали «механиков» криками:

– Левее, правее, крути!

Ледиолет печально вздохнул и кротко начал:

– В такую погоду ни одно приличное колесо…

Окончание фразы потонуло в криках: сдувшееся колесо упало и укатилось в лес, прихватив с собой застрявшую в нем Лунтару. Лафота умчалась наперерез, а лопата взывала к совести двоих. Те делали вид, что «намеков не понимать и вообще, у нас коврик не выбит».

Хозяйка достала помятую карту и компас, дважды сверилась с направлением ветра и медленно сползла на землю.

Концерт должен был вот-вот начаться, а её отделяли от любимой группы два болота и три леса. Если верить карте.

В спину ударилось что-то твердое, прервав бормотание Ледиолета.

– Опять труп? – вздрогнула хозяйка и встретилась глазами с Ним.

– Скорее, два, – отозвался Он. – Если, конечно, не принять меры. И будут три, потому что правое заднее на честном слове держится.

Ледиолет ойкнул и заканючил, что так жить нельзя и «в такую-то погоду…».

– Какой нервный экземпляр, – захихикал Он. – Чего ждёте? Обнимите меня покрепче и приступим.

Двое с любопытством посмотрели на хозяйку, а она, мужественно сжав зубы, слилась с ним жарких объятиях.

– Отлично, теперь ниже, наклоните, вот так, – Он умело направлял её неловкие пальцы, нежно шепча прямо в розовое ушко, – Положите на землю. Так, приподнимите, закрепите. Мягче, мягче, входит!

Из леса вернулось «блудное» колесо, тащившее на хрупких рамных плечах Лунтару, Лафоту и лопату с Томопедией.

– Эй, вы кто? Отлепитесь от хозяйки, немедленно! – не удержалась Лунтара и рванулась вперёд. Процессия покачнулась, завертелась и, радостно хихикая, сбило двоих с ног.

– Не обращайте внимания, – потупилась хозяйка, – она у меня необразованная. Электрическая, до сих пор от сети заряжается. Темнота!

Он польщенно разулыбался и придвинулся ещё ближе. Хозяйка зарделась, аккуратно провела по твёрдой головке и от души поцеловала.

– Это был бы кадр века! – пропищали нога Лафоты из-под двоих, лопаты и Лунтары.

Но увы, фотик валялся слишком далеко, прячась от дождя под деревом. Хозяйка надавила сильнее и с благодарностью провела по Нему рукой.

– Эй, а, можно, мне и второе колесо накачать? – вклинился паникующий Ледиолет. – Кажется, я и там сдуваюсь.

– Ша, бестолочь, – зашипела хозяйка, – что ты орешь? Сейчас всё сделаю, тут такой мужик прикатился! Грех не воспользоваться.

Он смущенно закашлялся и ещё больше втянул воздух.

– Я – готов! Качай!

 

П.С. А Прозаики весны мокли под дождем, нервно куря на соседней полянке. Они так и не добрались до концерта, хотя преодолели почти все препятствия. И если бы не колесо… они бы всем показали, как играть. Но не смогли, потому что у них не было Его!

Лучшего в мире Натсоса!

 

25 июня 2016 г.

Автор: Sailor Lucky и Luna (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up