TWOC
Шальные сказки

Название: Шальные сказки

Автор: Sailor Lucky.

Бета: Luna.

Размер: мини, 3558 слов.

Пейринг/Персонажи: Фил, клоувцы и галактоза.

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2017.

Содержание: Бой за «мерзкую птицу» длился недолго. Крохотный астероид, опечатанный когда-то службой КосмоозоолоГу, сдался быстро. Два уже знакомых Филисе космоозолога пытались как-то помешать пиратам, но были сметены Уяу с криками «смотри, кэп, печеньки».

Примечание: галактоза во всей красе/

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

Космодром «У бабушки» был на ремонте: тут и там сновали рабочие, а вдалеке ругался с кем-то старый прораб. Новые корабли отправлялись на соседнюю планету, а в космодроме стоял один только «Летающий Умк». Местные жители уверяли, что за последние триста лет он ни разу не поднимался в космос.

Кассы были закрыты с утра, а на всех лазерных табличках выскакивала надпись «Погода на ближайшую неделю: ремонт с осадками. Космодром закрыт во избежание».

– Шикарно, – Филиса пнула маленькую баночку, забытую кем-то у одной из табличек, – вот тебе и задание. Хороша перспектива, проторчать здесь ближайшую недельку, ничего не скажешь!

Она достала из рюкзака интерфон и вновь попыталась дозвониться в управление. Экран дважды мигнул и строго напомнил, что «в зоне турбулентности связь ни к черту, поэтому нечего зря расходовать батарею, звонки даже для экстренных служб не работают».

– Бесполезно, деточка, – слева возник какой-то космозоолог в сером костюме, – я уже третий день не могу дозвониться в свой институт. Связь на планете умерла как класс.

– Бардак на этой вашей планете, – фыркнула Филиса. – И что слышно?

– А как турбулентность пройдет, станет и слышно, и видно, – подошёл второй космозоолог в синем костюме.

– Экспедиция? – с пониманием уточнила Филиса.

– Отпуск, – вздохнули оба и, взявшись за руки, уплыли куда-то вправо.

Догонять странную пару и предлагать пообщаться Филиса не рискнула, здраво рассудив, что у каждого свои предпочтения и увлечения, а ей нужно сосредоточиться на задании.

Она вновь выудила всё ещё злившийся интерфон и принялась выяснять, где на этой планете можно было позавтракать и убить время в ближайшую неделю.

«Космобар Бла-бла-Кри» оказался единственным приемлемым сочетанием цены и качества, а еще там была пара сотня книг «на почитать» за завтраком.

И обстановка: уютный космобар со своим непередаваемым колоритом.

– Что будете пить, почтенная? – робот столетней сборки вынырнул из дыма, едва Филиса провалилась во входной люк.

– М-м-м, индочай, пожалуйста.

– Может, огненной воды? Погодка такая, турбулентность ей в печень, – робот сочувствующе покачал головой.

– Нет, спасибо, я на работе, – Филиса ещё помнила о том, что «местную огненную воду пить не рекомендуется, иначе есть шанс проснуться на другом краю Галактики лет этак на триста вперёд».

– О-о, сегодня все на работе, кого не спросишь, – робот осуждающе запыхтел и умчался выполнять заказ.

– И молока бы, – запоздало крикнула Филиса.

В космобаре повисла тишина, и даже роботы, натиравшие пол, повернули свои головы.

– Она пьёт галактозу! – в углу бара явственно собирались упасть в обморок.

– О-о-о-о, – протянули роботы.

– А я предупреждал, – пискнул интерфон, пока Филиса протискивалась к своему месту. Тишина висела поблизости и осуждающе тыкала в неё пальцем.

– Кто же знал, что на этой планете сплошные био-существа и роботы? – огрызнулась Филиса. – Галактоза, между прочим, ничем не хуже их соляриуса зет. И желудок не портит, кстати.

– Зато отключает мозг и является сахаром в чистом виде, – угол космобара по-прежнему сопротивлялся: кто-то лежал в обмороке, кто-то шипел в шоке.

«Только тем, у кого этих самых мозгов нет, и отключает», – вертелось на языке у Филисы, но она сдержалась и молча добралась до другого угла космобара.

«Космобар Бла-бла-Кри» поглазел ещё пару минут на то, как галактозу наливают в индочай, и вернулся к своим делам. Обсуждать коррупцию, контрабанду и даже турбулентность.

Жизнь на планете не замерла, а, наоборот, ускорилась: время здесь ценить явно умели, только космодром давно нуждался в починке. Наверное, из-за турбулентности и принялись за ремонт.

Филиса пролистала позавчерашнюю почту, ответила на срочные послания, запросила в отчаянье два билета на разные корабли, и, получив очередной отказ с упоминанием о «закрытии космодрома «У бабушки» на ремонт», принялась в -надцатый раз перечитывать задание.

Написано было путано, впрочем, как и всегда. Аналитики управления не отличались лаконичностью, а некоторые детали намеренно были искажены, чтобы враг не смог догадаться.

Враги, правду сказать, особого интереса к заданию не проявляли. Наверное, тоже не верили в сказки.

На экране высветилось «Найти легендарную птицу Томаюн, одна штука. Допросить, узнать, кто похитил ключи от Галактической Сокровищницы. Вар. Два ноль».

Дерзкое похищение состоялось добрую сотню лет назад, и Филиса слабо понимала, почему руководство обеспокоилось этим только сейчас.

На заседании оперативной группы управления, куда она бессовестно опоздала, мотивов не раскрыли. Главный инспектор, Лак Ах Ух Сон, долго и нудно пил аракофе, вещал что-то о дерзких похитителях, посягнувших на святые сокровища всей Галактики, пытался тыкать лапкой в плазмоэкран нового поколения, и требовал срочно найти птицу Томаюн, иначе расследование пойдет коту под хвост.

Рыжий кот Василиас Третий Степенный, живший в управлении уже тридцать лет, скорбно кивал головой, словно подтверждая важность слов начальства.

Филиса как раз протиснулась к своему стулу и едва успела сцапать Василиаса под мышку для ритуальных обнимашек, когда Лак Ах Ух Сон подавился аракофе и негодующе ткнул лапкой уже в неё.

– Инспектор Филиса Натипак, как думаете искать птицу?

– Э-э, на приманку? Мышей?

– Вот оно, – Лак Ах Ух Сон обвёл присутствующих торжествующим взглядом, – единственная здравая идея за сегодня. Блестящий план, инспектор! Выполняйте! Назначаю Вас руководителем мышегруппы, ой, группы по птицепоиску.

– Э-э, а что с ней делать-то? – от такого поворота событий даже кот Василиас остолбенел, так что больно укусил Филису за палец.

– Найти, допросить, узнать! – Лак Ах Ух Сон высыпал третью ложечку сахара в аракофе. – Пусть скажет, окаянная, где сокровища, похищенные сто лет назад.

– А, э-э, а откуда, простите, она это знает? – Филиса не сдавалась, надеясь так разозлить главного инспектора, чтобы он передумал давать «неблагодарной» такое опасное задание.

Сидящий рядом инспектор закатил глаза, демонстрируя всё, что он думает о выбранной Филисой тактике. В управлении ходила шутка о том, что с Лак Ах Ух Соном поссориться было не легче, чем найти мифический Меч Вечного Кофе или магический артефакт Вечного Сна по Ночам.

– Она всё знает, окаянная, работа такая, – Лак Ах Ух Сон с макушкой зарылся в упаковку космозефира и с упоением выбирал, какой бы кусочек добавить в арокофе. – Так что найти. Пусть послужит на благо Галактики!

– Есть найти, – откликнулась Филиса. – Могу брать, кого сочту нужным?

– Ух, Ах, Ях!

– Есть, кого нужно. И командировочные?

– Ах, Ух, Ях!

– И кота? – Филиса решила, что надо пользоваться благодушием начальства, тем более, Василиас был раз в пять умнее их инспекторов, и в его компании был шанс найти-таки всезнающую птицу.

– Ях, Ух, Ах?

– Есть, оставить кота в покое!

– Ух, Ях, Ах!

– Есть, за Галактику! – инспектора вытянулись в струнку и радостно ускакали по своим делам.

– Видишь, Васька, опоздания – зло, – пробурчала Филиса, почесывая Василиаса за пушистым ухом. Судя по настроению коллег, рабочая группа опять будет состоять из неё и интерфона.

«Это всё арокофе виновато, нечего было его на границе конфисковать!», – уныло подумала она, уходя из зала совещаний. А ведь какая была операция: бластеры, взрывы, контрабандисты, и Лак Ах Ух Сон во главе.

Опасный кролик со столетним опытом руководства оперативным штабом.

– Не говори, совещания по утрам – тоже зло, – буркнул Василиас и уполз на начальственное место. Спать с чистой совестью. Ему можно, его рабочий день был ненормированным, поэтому поспасть лишний раз сам кролик велел.

Для поднятия боевого духа, так сказать.

 

Филиса не зря была одним из лучших инспекторов в управлении, но даже она не смогла найти ни единого слуха о Томаюн. Никто не видел легендарную птицу уже девяносто три года и сорок два дня, а последний раз она появилась как раз после дерзкого ограбления: закатила холодные глаза, хлопнула крыльями и прочирикала что-то о возмездии и «бойтесь, Оно у Них!».

Тогда никто не обратил на её слова внимания, что не удивительно. Все было потрясены случившимся и никак не могли понять, что же исчезло из Галактической Сокровищницы.

– Триста лет не открывали же! – сокрушался Главный Хранитель Ключа. – А опись делали лет шестьсот назад, не меньше.

Галактический Сенат, помня о том, что в Сокровищнице когда-то прятали тёмные артефакты и тайные слухи, не особенно рьяно хотел проводить эту самую опись, и быстренько переложил расследование на плечи управления.

Лак Ах Ух Сон тогда был формально и.о., все готовились к отставке предыдущего начальника, вечно спавшей морской свинки, и решали, какой концерт устроить.

Неудивительно, что дело обросло мхом, несмотря на журналистов, периодически спекулировавших на благодатной теме.

Лак Ах Ух Сон, попивая конфискованный арокофе, решил навести порядок в ГалакТархиве, и лично наткнулся на покрытую мхом полку. Говорят, его вопль был слышен на другом конце Галактики.

Знала бы об этом Филиса, прогуляла бы то дурацкое совещание вообще. Потому что у неё в разработке было три интересных дела о контрабанде раритетных книг, а тут птица!

И вот теперь приходилось торчать на унылой планете, второй год находясь на дурацком задании.

– Галактозу? – за пять дней сидения в баре все роботы выучили её вкусовые пристрастия.

Филиса кивнула, рисуя стилусом на экране фантастические закорючки.

– Корабль? – уточнило странное существо, взгромождаясь рядом. На левой руке у существа висели серебристые цепи в розах, а на голове выделялись зеленые глаза. Остальное тело было сокрыто темной тканью, украшенной черепами.

– Что, простите?

– Корабль? Вы же не собираетесь торчать на этой планете до конца турбулентности?

Филиса выронила индочай, и он беспомощно завис в воздухе, отметая аналитические статьи про гравитацию на планете, как фантастические бредни.

– А откуда у вас…

– Стоп-стоп, милочка, – существо поерзало на стуле, – никаких вопросов. Вам нужен корабль? Он есть у меня.

– А…

– Я же сказал! Какие вы там у себя в управлении непонятливые, – существо закатило глаза.

– Откуда…

– От верблюда. Хватайте свой индочай, и вперёд. Мы опаздываем!

Существо проворно вскочило, схватило Филису за руку, и они оказались на космодроме.

– Ничего себе, лет пятьдесят не прыгала по порталам, – призналась Филиса, потирая руку. На неё явственно проступили странного вида отметины.

– Кто б сомневался, – существо проворно втащило её куда-то влево. – В управлении теперь полный порядок, откуда там порталам заваляться? Говорят, даже архив почистили, ужас!

Но уточнить, откуда Оно в курсе чистики архивов Филиса не успела, им навстречу выпрыгнула девица в треуголке и мишках. Они висели повсюду: в ушах, ноздре, на шее, юбке, и на ногах.

– Хватало, стоп-стоп, кто это с тобой?

– Иддет, это гостья. Не видно, что ли? – огрызнулось существо со странным имечком.

«На арфси его зовут, что ли?» – прошипел в ухо интерфон.

Филиса замотала головой, понимая, что это не важно, потому что, судя по декорациям, они были на самом настоящем современном бандитском корабле. И «ух ты!» скорбно умерло бы в сторонке, так как на таком корабле стоило кричать «нифига себе у вас арсенал» и «где вы сперли магические паруса?».

– Не видно, – симпатичная Иддет нахмурилась и обнюхала Филису. – Она пахнет галактозой, прикинь?

– Какая разница, чем она пахнем? – Хватало ещё больнее сжало руку Филисы. – Главное, у неё задание. Ей нужна Томаюн!

– Ух ты! – Иддет словно скопировала восторженного Лак Ах Ух Сона. – И как? Сколько лет ищет? Пятьдесят, не меньше?

– Два года, – пробурчала Филиса, понимая, что отпираться было бы глупо. Тем более, начальство никогда не запрещало пользоваться услугами «э-э-э, слегка сомнительных личностей». Скорее наоборот, активно доставало через них «арокофе», хотя иногда и брало в плен с целым эскадроном инспекторов.

– Салага! – Иддет скривила губки, чихнула и умчалась с криками «Криппи-кэп, у нас тут самый настоящий инспектор из управления! Круто, да?».

– Молодежь, – извинилось Хватало, – учишь их, учишь конспирации. Никакого толку. Одни мишки на уме, третий раз за год космозоопарк грабим.

– А… – но тут Филиса вспомнила, что вопросы задавать нельзя, и ободряюще кивнула, мол, грабьте себе на здоровье, раз дитятко желает. Всё равно зоопарк был в ведомстве КосмоозоолоГу, так что управления эти вопросы не касались.

«Пусть те два типа напрягаются», – мстительно решила Филиса и, наконец, внимательно осмотрелась.

Корабль действительно был «Вау!»: новое оружие, шикарная конструкция, прикрепленные к борту порталы, явно сильного действия. А паруса, магические паруса старой школы, были умело вмонтированы в нано-мачту.

– Везёт же людям, какое шикарное место работы!

– Не говори, это всё кэп, его заслуга! – Хватало любовно погладило мачту и потащило Филису внутрь.

– Шухер, инспектор на борту! – настоящий пиратский попугай упал прямо на голову Филисе. – Печеньки принёс?

– Простите, но…

– Уяу, какие печеньки? Там же сахар! – перед самым носом вошедших возник суровый мужчина, одетый в чешуйчатые штаны, такую же рубашку, черную треуголку, с перчатками на боку, и стилусом в руках.

– Жадные вы, – вздохнул Уяу, перебирая явно технологическими лапками, – уйду от вас на таможенный сухогруз. То-то будете плакать.

– Туда птиц не берут, одна био-масса требуется, – вежливо заметила Филиса, вспоминая давнишние новости.

– Да что вы говорите? – Уяу печально впился когтями в её левое плечо. – И там на печеньках экономят. А у меня высшее образование, между прочим. Режиссёрское и диплом. Синий!

– Сколько ему лет? – прошипела Филиса.

– На пятистах восьми сбились со счёта, – ответил Хватало. – А что?

– Кхе-кхе, – капитан сурово сдвинул брови и так удивительно стал похож на Лак Ах Ух Сона, что Филиса едва удержалась от того, чтобы потребовать его родословную для экспертизы. – Какой ранг, инспектор?

– Первый, – Уяу и Хватало сверились с наручными бэс-часами.

– Отлично, значит, про птицу, наконец, вспомнили? – капитан прищурился и цокнул языком. Раздвоенным, кстати.

Пока Филиса пыталась определить, к какому виду его можно отнести, появились остальные члены команды.

Вернее, один. С ножом в зубах. И черными кругами под глазами.

– Коко-Тли, – представился он, протягивая ледяную руку для пожатия.

– Главный человек на корабле, – захихикал Уяу. – Супер-Кок, готовит всё, что шевелится и маринует тех, кто против.

– Приятно, – Филиса честно пожала руку дважды, в тайне надеясь, что галактозу ей нальют.

– Ну-с, с-с, – капитан лениво потыкал стилусом в свои бэс-часы, – поздравляю. Если ты ищешь птицу, тебе с нами по пути.

– Я не думаю, – предприняла последнюю попытку красиво дезертировать Филиса, – я, как представитель власти, не могу находиться на…

– Ша, я сказалс-с! – капитан опять нахмурил брови, и команда повторила это движение точь-в-точь. – У меня есть корабль и карта маршрута птицы, а у тебя – доступ первого уровня. Так что тебе с нами по пути, почтенная.

– Но зачем… – Хватало больно ткнуло её в бок, прежде чем она успела закончить вопрос.

– Сокровища! Это был мой план! Я, – капитан снова цокнул языком, – это я открыл Сокровищницу. Это моя команда взяла штурмом охрану и прорвала ловушки! Это мы подставлялись под удары бластеров…

– И…

– Но мерзкая Томаюн похитила план, и украла сокровища.

– Но как? В смысле, куда вы смотрели?

– План реализовывали, – закатил глаза Коко-Тли, – что непонятного-то?

– У нас был план! Смерть птице! – капитан снова щелкнул языком, и корабль пришёл в движение.

Филиса устало вздохнула, наблюдая за тем, как ловко они отчаливают и исчезают в турбулентности.

Космодром «У бабушки» по-прежнему был на ремонте, а её ждало какое-то бессмысленное путешествие.

«Знать бы, хоть что эта птица спёрла!» – подумала Филиса и ушла искать Коко-Тли. Галактоза ей бы сейчас очень не помешала.

 

Мерзкую птицу искали долго, месяца три, не меньше. Карта, перекупленная и трижды украденная, была составлена шестьдесят лет назад, и старые названия сбивали с толку.

Филиса, в очередной раз не сумевшая подать сигнал в управление, с азартом расшифровывала маршрут и приводила его к понятному виду.

Капитан, реквизировав у неё интерфон, пред светлые очи команды появлялся редко, зато остальные охотно болтали про былые подвиги.

Но про то, что украла птица, никто не говорил.

– Душу, – только и промолвил задумчивый Коко-Тли, наливая галактозу. К безмерной радости Филисы, на корабле оказались огромные запасы этой самой галактозы.

– Вот что значит частично люди на борту, – радовалась она, попивая любимый напиток. Даже индочай делали, правда, его было меньше, так как у криппи-капитана было тридцать три вида аллергии, в том числе и на индочай.

– Он милый, просто криппи немного, – здраво объяснил Уяу вечером, когда Филиса пыталась узнать биографию «кэпа».

– А шипит почему?

– Образ, – закатил глаза Уяу.

Филиса покивала и вновь вспомнила своё начальство, вечно косплеевшее белого кролика.

Ей даже начало нравится на корабле, разве что грабежи она не поощряла, но до них толком и не доходило: едва завидев корабль в порту, местные жители сразу платили дань и спали спокойно.

А команда пьянствовала по космобарам ещё пару дней, пока дань грузили на корабль.

К концу третьего месяца Филиса, наконец, поняла, на какой корабль попала.

– Я знаю, кто вы! – она бесцеремонно ткнула пальцем в кэпа вечерком, между галактозой и ставшими привычными совещаниями. – Вы – легендарная команда «Шальные сказки, сейчас мы выколем глазки»!

– И? – капитан зевнул, удобнее устраиваясь в кресле.

– На вашем счету двадцать тысяч грабежей, семь убийств, девяносто взорванных космопортов, ужасное количество вскрытых космобанков и восемнадцать смертельных приговоров. По три на каждого.

– Уже восемнадцать? – капитан вздернул бровь. – И за что-с я плачу-с консильери? Кучу золотых, между нами-с.

– Вас не видели в мире двести пятнадцать лет и три месяца! – Филиса сверилась с листиком.

– И ещё столько же не увидят-с, – подтвердил капитан.

– Я требую, чтобы вы немедленно сдались!

– Ха-с, счас-с, падаюсь-с, – чихнул капитан, и тут на экране возникла голова Хватало.

– Тревога, по курсу мерзкая птица! – пропела голова и исчезла.

– На абордаж! – крикнул капитан, и, прихватив с собой интерфон, растворился в тумане.

– Тьфу ты, опять порталы, – Филиса фирменно нахмурила брови и тоже исчезла. Зря, что ли, на пиратском корабле плавала?!

 

Бой за «мерзкую птицу» длился недолго. Крохотный астероид, опечатанный когда-то службой КосмоозоолоГу, сдался быстро. Два уже знакомых Филисе космоозолога пытались как-то помешать пиратам, но были сметены Уяу с криками «смотри, кэп, печеньки»».

Капитан хохотал и палил из бластера, Иддет кидалась взрывающимися мишками, Хватало ловко использовало цепи, прорывающие печати, а Коко-Тли просто тихо и молча рубился. Настоящей самурайской катаной и вакидзаси.

– Вперёд, путь свободен! – только и крикнул он, прорывая очередную печать.

Раздался оглушительный взрыв и Филиса точно бы выпала в открытый космос, если бы Уяу со словами «и чему вам в управлении учат?» не схватил её за шкирку.

Команда с криками прорвалась к огромной, покрытой золотом двери, и выжидающе замерла.

– Доступ? – зевнула дверь.

– Первый, – проскрипела Филиса, прикладывая голову к сенсорному экрану.

Высветилось её полное имя-отчество, заботливо внесённое в базу Василиасом Вторым Ободранным, и фотография. На пляже, с книгой под мышкой.

– Мило, – хихикнула Иддет.

– Образ! – вздёрнул палец Коко-Тли.

– Вперёд, – рыкнул капитан и вышиб дверь. Одним ударом.

– Ничего себе! – вырвалось у Филисы, она остолбенело осмотрела повреждения и нырнула следом.

Навстречу неизвестной птице.

– Караул! Грабят! Спасите! Опять эти «Шальные сказки»! – красивая девушка, покрытая перьями невиданного цвета, прыгала на одной ножке, уклоняясь от раздвоенного языка разъярённого капитана.

Команда, сурово хмуря брови, подпирала левую стену, а посреди комнаты возлежала едва одетая гурия. С длинным пушистым хвостом.

– Прямо как египетская Богиня Бастет, – выдохнула Филиса.

– Очень приятно, – откликнулась гурия. – Она самая, Бастет Третья Луноликая.

– А…

– Кланяйся, – обречённо прошипело Хватало, и команда принялась усиленно кланяться.

– Какого…

– Говорят тебе, кланяйся, – птица Томаюн выросла рядом, отбиваясь от капитана.

– Здрасьте, – прошептала Филиса и случайно наступила на валяющийся на полу интерфон. Тот включился, завис на секунду и взорвался ярким-преярким светом.

Когда дым рассеялся, капитан уже обнимал гурию, требуя немедленно вернуться домой, та кокетливо отбивалась, а птица была крепко связана.

– Шеф? – Филиса повернула голову, краем глаза заметив знакомый белый хвост. И уши.

– Я! – чихнул тот. – Готово, птица у нас.

– А украденное? – шепотом уточнила Филиса.

Лак Ах Ух Сон с опаской глянул на сладкую парочку, и отодвинулся вбок.

– Оно вам надо? – уточнил сидевший в стороне Уяу.

Пока суд да дело, команда облюбовала угол, и попивала местный напиток, смахивающий на огненную воду.

– Карамба, я вас в баре видела! – Филиса грозно стала наступать на пиратов. – Так чем вам галактоза не угодила?

– Спокойно, без паники, – Коко-Тли тряхнул головой, – это мы так, присматривались.

– Присматривались, значит? – у Филисы руки зачесались воспользоваться шефским бластером.

– И не зря! – подхватила Иддет. – Присмотрелись же! Взяли на борт.

– Короче, пить будешь? – Хватало налило жидкость и подняло бровь.

– Давай, – махнула рукой Филиса и упала рядом с Уяу. – Кстати, кто-нибудь пояснит, что же все-таки было украдено?

– Негоже, конечно, сплетничать о собственном капитане, но ради печеньки… – начал было набивать цену Уяу, но его перебила хихикающая Иддет.

– Решил наш капитан остепениться, в невесты взял Бастет Третью Луноликую, та даже находила, цитирую, «очаровательными его чешуйчатые штаны», только вот индочай с галактозой, на минуточку любимый напиток невесты, капитан пить наотрез отказывался.

– В общем, невеста оказалась девушкой горячей, аллергия для которой совсем не аргумент, вот и проникла в Галактическую Сокровищницу под видом золотой статуэтки, чтобы, цитирую, «этот ничего не понимающий в индочае с галактозой мужлан помучался, доказывая свою любовь». И пришлось нашему бравому кэпу штурмовать Галактическую Сокровищницу. Кто ж знал, что эта легендарная птица Томаюн такой сорокой окажется. Ну а дальше ты знаешь, что было, – закончил Коко-Тли.

– Просто сладкая парочка, – умильно пустило слезу Хватало, наблюдая за Капитаном и Бастет Третьей Луноликой, и залпом осушило стакан.

Наконец-то закончившая обниматься «сладкая парочка» закатала рукава и принялась вместе, по-семейному, мутузить несчастную птицу.

– Помогите! Караул! Свободу пророкам! – орала та, отползая в сторону.

– Это любовь, – выдохнул Лак Ах Ух Сон, и, подцепив предложенное Уяу печенье, устроился рядом. – Ну что, деточка, отпуск? Проси, что хочешь, заслужила!

Легендарную птицу Томаюн ловила: Лак Ах Ух Сон.

 

31 января 2017 г.

Автор: Sailor lucky(клуб “Clow” clow.com.ua)

Up