TWOC
Идеальных много не бывает!

Название: Идеальных много не бывает!

Автор: katefeline и Sailor lucky.

Бета: Luna.

Размер: мини, 3471 слова.

Пейринг/Персонажи: Леди Clow и клоувцы.

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2017.

Содержание: – Дестурр-р-р, граф ФранкенэрилОу Пятнадцатый! Самый Невероятный среди всех Идеальных! – гордо произнес Он, идеально возвышаясь на двери.

Предупреждение: ни один неидеальный клон не пострадал!

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

– Все равно я тебя вижу! – взвизгнул бесЯу. Его кожаные крылышки отчаянно трепыхали под напором ветра, а острый клюв барабанил по стеклу. Последнее отчаянно дрожало, но держало оборону.

Ещё бы, сам граф ФранкенэрилОу Пятнадцатый когда-то заказывал, говорят, измерял каждый кристалл и пятнадцать раз заставлял переделывать работу.

Франкенледи помянула предка добрым словом, утерла скупую слезу и вернулась к Нему. Очаровательному, крепкому, тяжелому, сильному, надежному и самому-самому столу. Черному, сделанному из древнего обсидиана, старинному разделывающему столу.

Здесь и только здесь могла воплотиться Она. Невероятная, пленительная, яркая, звенящая, эротичная, эпичная и амбициозная мечта.

И не просто какая-то там обычная, а о Нем. Сверкающем, сексуальном, немыслимом, сильном и обнаженном создании. Идеальном.

– Лучших пропорций и не придумаешь, – цокнула языком профессор Франкенледи и вернулась к телам мужчин немыслимой красоты, живописно разбросанным на столе.

Трактаты по медицине, мировое признание, ореол спасительницы рода вампирского и не только, все это меркло перед идеей сделать Идеальное Создание. А как прикажете род продолжать, если создание на дороге не валялось и само в замок не шло.

– Ручками, ручками, – как сказал бы знаменитый предок граф ФранкенэрилОу Пятнадцатый. – И головой, конечно же.

– Ты думаешь, тебе это сойдет с рук? – бесЯу сменил дислокацию и грыз водосток, надеясь, судя по всему, затопить замок. – Твои предыдущие эксперименты тебя ничему не научили? Мало мы потом всякую дрянь по округе вылавливали? Перед двадцатью пятью поколениями предков неудобно. И как жить, а?

– Не каркать, – отмахнулась Франкенледи. – И будет тебе счастье. Кстати, бросай грызть водосток, он выдержал три прицельных удара катапульты три столетия назад. Куда там твоим зубкам. Одни микробы, грязно и немыто.

БесЯу поперхнулся и начал чихать. Последние три дня он раздражал Франкенледи тем, что страдал, грозил и пытался выбросить мужские тела немыслимой красоты в море, хотя они обошлись в целое состояние.

Франкенледи даже пожалела, что всего лишь отлучила бесЯу от дома, а не выкинула прочь из замка. К сожалению, бесЯу принадлежал ее семье испокон веков, и просто так от него было не избавиться.

 

Ветер крепчал, море выло, а тела призывно манили.

– Идите ко мне, мои маленькие, – промурлыкала Франкенледи и уверенно сжала скальпель.

По её задумке, будущий Идеальный Мужчина должен был состоять из разных частей тела Ричарда Музея и Тома Кудряшки, с капелькой Люка Стрелочника и носом Себастиана Серебристой Руки. Франкенледи долго пыталась вывести в колбочке Данилу Безлоского, но со славянской внешностью гомункулус дружил плохо: то глаз съезжал, то рот становился большим, как арбуз. В сердцах плюнув, она решила прекратить экспериментировать и остановится на таком знакомом и любимом типаже Вырождающейся Британской Аристократии. Эти типы у Франкенледи получались лучше всего, но и надоедали слишком быстро. Из последней партии у нее еще оставалось трое, и, хотя они все были по-своему хороши, по-настоящему сердце они не трогали.

– В груди должно екать, иначе какой это Идеальный? – говаривал когда-то граф ФранкенэрилОу Пятнадцатый, прихлебывая кипящую кровь очередного «неидеального» девственника. И ведь как в воду глядел, негодяй.

 

Мысль об Идеальном Создании полностью захватила Франкенледи, и предыдущие свои эксперименты она утрамбовала в шкаф, больше напоминающий гроб и забыла о них. БесЯу помогал, протирая вековую пыль и утрамбовывая эксперименты поглубже.

Шкаф закрыли на хлипкий замок, оставшийся от пятого графа, любившего лопать тортики в тишине и тесноте, чтобы жена не нашла. Франкенледи упорхнула создавать то самое Идеальное, и даже не подозревала, какие страсти кипят в темноте. Эксперименты ничего не забыли, и усердно разрабатывали план Побега и Мести. Или Мести и Побега, тут уж как повезет Франкенледи.

– Как думаете, каким он станет? – печально спросил МиюНеуд, самый сентиментальный из выживших. – Наверно, красивый будет необычайно…

– Не будет, – хмуро ответил ему НатлДуд. Он хитростью завоевал стратегически важную позицию около замочной скважины и теперь внимательно наблюдал за Франкенледи. – Смотрите, смотрите, она пришивает ему лоб Мадса Ганнибалсона! Нет, ну видели такое, это ж совершенно не будет сочетаться.

– Все равно, она забудет о нас, вот увидите, – МиюНеуд был печальнее, чем окружавшая их темнота.

– Отличненько, наступит наше время, – потер лапки ЛакУд. – Значит так, никакой пощады! Придерживаемся первоначального плана: этой ночью используем иголку, которую она так непредусмотрительно забыла вынуть из МиюНеуда. Ночью вскрываем шкаф и линяем отсюда. Все за?

– Не забывайте про план Бэ, – напомнил НатлДуд. – План А всегда не срабатывает, если нет плана Бэ.

– Ну хорошо, хорошо, – отмахнулся ЛакУд. – Пусть будет план Бэ. Свяжем ее и прикуем к батарее? Все за? Если все за, то...

НатлДуд нахмурился.

– Где ты тут батарею видел? Нет, фигня твой план Бэ.

– Мальчики, не ссорьтесь! – МиюНеуд поежился. – Мне страшно! НатлДуд, что она сейчас делает?

– Горло шьёт, – понизил голос тот. – Бедный Люк Стрелочник, как он теперь есть будет?

– На том свете не едят, – пропищал МиюНеуд.

– А какой мужик был, а? – закатил глаза ЛакУд. – Махал стрелой в третьем Боббите, сбивал драконов как кегли. Такого мужика угробила!

Все скорбно помолчали, вспоминая «мужика».

– Мы с Франкенледи вместе «Боббита» смотрели, – мечтательно вздохнул МиюНеуд. – Ах, какое было время... Она обнимала меня так страстно...

– Тшшшш! – цыкнул НатлДуд. – А, нет, показалось. Она напевать начала.

– А что именно? –встрепенулся ЛакУд. – Суровый июнь? Помню, она меня на концерт водила... Да, было время, когда я был у нее один единственный...

 

«Больше единственных графине Единственной», – любил хихикать бесЯу, когда Франкенледи выгуливала эксперименты. Поодиночке, в строгом алфавитном порядке.

 

– Да, был, – подтвердил НатлДуд, – а теперь она хочет создать еще более Идеальное Создание, чем мы. Не достаточно хороши, понимаешь! Ну, ничего, ничего, посмотрим, как она без нас справится.

– Справиться с чем? – МиюНеуд начал озираться, опасаясь увидеть очередные новые неудавшиеся эксперименты – У нее ж полно слуг-клонов...

– Не нарушай натлову риторику, – шепнул ему ЛакУд. – Пусть говорит, выпустит пар.

– Ша, молчать, – дернулся НатлДуд. – Кто-то пришёл.

Шкаф затаился.

 

Франкенледи действительно слышала звуки, доносящиеся из шкафа, но думала, что это мыши, тусившие в замке с лёгкого крыла бесЯу. Ей и в голову не могло прийти, что эксперименты вынашивают коварный план свержения власти. Она тихонько напевала себе под нос Айрон Мейден, когда в дверь постучали. Звук был такой, будто это не изящный молоточек эпохи Регентства, а минимум Мьелнир.

– Ха, а я не полечу открывать, – фыркнул бесЯу, – и не мечтай. Мне, может, и тут летается хорошо. Ты…

Ветер сбил его с хвоста, не дав закончить.

– Бесполезен, – заохала Франкенледи, прислушиваясь к топоту ног. Похоже, в замок вломились и бесцеремонно поднимались наверх.

Дверь скрипнула и упала влево.

– Петли, покойтесь с миром, – простонал бесЯу, вновь прицепившись к водостоку.

– Чего орете, люди недобрые? – Франкенледи презрительно смерила взглядом мужика в черной кожаном плаще, с арбалетом наперевес. Тот покосился вправо, бесцеремонно наступил на охавшую дверь и, раскрыв окно, втащил бесЯу внутрь.

– Куда-а? – Франкенледи аж язык прикусила. – Зачем, сейчас опять нотации читать будет!

– Хорошее создание, хорошее, – мужик любовно похлопал бесЯу по затылку. – Чего ему на улице пропадать?

– Это воспитательный процесс, – кисло объяснила Франкенледи. – Иначе совсем от рук отобьется. Чего угодно?

– Моя фамилия Томойосинг, Ван Томойосинг, – перед Франкенледи возникла сияющая и переливающаяся визитная карточка. – Охотник за вампирами. Я слышал, у вас тут их многовато развелось.

– У нас? – искренне удивилась Франкенледи, доставая скальпель поувесистей. – У нас тут не Трансильвания! В замке испокон веков не водилось никакой нечисти. У меня идеальная чистота, даже привидений нет. Извините, вы не по адресу.

– Какой интересный феномен! Такой громадный замок, на вершине скалы – и нет нечисти! Это надо зафиксировать, – Томойосинг сделал какое-то очень ловкое движение и просочился к левой стене. – В моей практике такое впервые. Я же профессор, вы знаете?

– Да? – невольно заинтересовалась Франкенледи, несмотря на желание удушить незваного гостя. – И в какой же сфере?

– Прикладная вампирология, фольклористика и инженерные системы, – автоматически ответил Томойосинг, разглядывая потолок.

– О! Коллега! – встрепенулась Франкенледи. Томойосинг уже не казался ей таким наглым.

Зато бесЯу нахмурился и принялся пробовать визитку на вкус, та не поддавалась, кокетливо ускользая на пол.

– Не хотите ли взглянуть на мою систему автоматической подачи воды клонам? – предложила Франкенледи. – Специалисты смотрели, говорили, блестящая работа.

– Ещё бы, когда тонешь в мутном море, и не такое для спасения скажешь, – заворчал бесЯу, угрюмо наблюдая за кокетливой визиткой.

– Кажется, это я удачно зашел! – объявил Томойосинг спустя минут двадцать.

Армия слуг-клонов явно произвела на него впечатление, да и не мудрено. Франкенледи их очень любила, естественным отбором оставив только самых расторопных.

Пока Томойосинг восторженно тыкал в систему и пробовал на вкус воду, Франкенледи изучала его во все клыки. Похоже, с ним можно поговорить по душам. Не с идеальными мужчинами же разговаривать...

– А это мой новый экземпляр, – любовно промурлыкала она у стола со сшитыми вместе кусками Идеального Мужчины. – Осталось только пустить ток, повернуть рубильник во-о-от так и...

 

Пока Франкенледи с Томойосингом наблюдали за процессом, шкафные диверсанты проводили рекогносцировку и корректировали планы.

– Ахтунг! Срочно переходим к плану Цэ! – пока ЛакУд бегал кругами, насколько это было возможно в замкнутом пространстве, НатлДуд охранял замочную скважину от излишнего любопытства товарищей по шкафу. Сам не смотрел, а о чем-то напряженно думал.

– У нас есть план Цэ? – изумился МиюНеуд. Он старался не мешать думать НатлДуду и бегать ЛакУду, но получалось плохо.

– У нас должен быть план Цэ, прямо сейчас его нужно придумать! – в темноте шкафа было не сильно видно, как ЛакУд заламывает руки в отчаянии, но по звукам можно было легко догадаться. – Франкенледи покажет ему нас, а тут – сюрприз. Мы не спим глубоким сном, а грызём орешки и рисуем план побега.

– А орешки ей чем не угодили? – обиделся МиюНеуд. – Я их еле нашёл, три недели от плесени отчищал. Старался от души.

– Что этот борец с вампирами тут забыл? – продолжил возмущаться ЛакУд. – Нет, как вам это нравится, пришел и стал тут себя чувствовать, как дома! Нормальным клонам сбежать не дает! Про отомстить я уже даже не заикаюсь!

– Значит так, – веско произнес НатлДуд. – Предлагаю следовать планам Эн и Зы, в зависимости от ситуации.

– Эн? – спросил МиюНеуд.

– Ззззззззыыыыыыы? – еле выговорил ЛакУд.

– Эн от слова Нападение. Если Франкенледи открывает шкаф, нам не остается сделать ничего другого, кроме как напасть. В том же случае, если они пройдут мимо нас, а вероятность этого крайне велика, ибо зачем нас показывать в состоянии нестояния, мы Затаиваемся и Ждем. В этом случае, мы возвращаемся к первоначальным Планам, уж не помню, какое там было название.

– Побег или Месть! – облизнулся МиюНеуд.

– А вот тут я храню мои самые любопытные экземпляры, – донесся до них голос Франкенледи. – Они не до конца Идеальны, как вы понимаете, я работаю над этим...

– О, да-а, – поддакивал Томойосинг.

– Шухер! Быстро умерли! – зарычал НатлДуд и сделал вид, будто вырубился с открытыми глазами. Потом понял, что что-то не так, и мигом закрыл глаза. Дверца шкафа покачнулась и медленно приоткрылась…

Раздался грохот. Кто-то опять снёс входную дверь, протопал по несчастной лестнице и, тяжело дыша, упёрся в вернувшуюся на петли дверь лаборатории.

– Не пущу, – встала в позу дверь, – меня только-только бесЯу с пола поднял и отряхнул.

– Какая женщина, – проникся «отряхиватель», – учись!

– Ещё слово, и выброшу обратно, – пообещала Франкенледи. – Что за день, только находишь человека, проводишь ему экскурсию, как тут же находится кто-то, кто мешает. Кто там, ветер вам в печень?

– Столетняя оброковая служба! – донесся из-за двери четкий голос. – Инспектор Лунасий! Немедленно откройте дверь, иначе мы с младшим инспектором Хотияндием будем вынуждены ее сломать!

– Чума на ваши головы! – вскричала Франкенледи, открывая дверь. Она не испугалась, нет, просто решила, что незачем двери дважды валяться на пыльном полу. Ещё мыть заставит потом, с неё станется. – Чего вам, неуважаемые?

Перед ней стояли двое инспекторов, один повыше, другой пониже. На серых плащах ярко выделялись малиновые буквы "СОС", атмосфера уверенности так и сияла нимбом над головами.

– На вас останки клонов жалуются, – командным тоном начал Лунасий.

– Ноги и зубы в особенности, не пришитые, – быстренько перехватил инициативу Хотияндий.

– На что? Кто посмел? – бесЯу распушил крылья и завис над гостями, готовый защищать память о графе ФранкенэрилОуле Пятнадцатом до последней капли крови. Инспекторской, к слову.

– На жестокое обращение, неточное органовырезание и неуплату оброка на землю за кладбище, – сурово поправил его Лунасий. – Мы оброковая служба, или кто?

– Судя по лицам, интеллигентные люди, – пропищал бесЯу. – Какой материал пропадает, а? И, главное, доставка бесплатно.

– И на кой они мне, – прошипела в ответ Франкенледи. – Я интеллигентов пилить и кроить не умею, больно неидеальны.

– Оброковую деятельность ведем? – деловито спросил Лунаций. – Клонов производим, Идеальных Мужчин создаем?

– Кто, я? – искренне удивилась Франкенледи. – Какую оброковую деятельность, вы что? Все, кого я создаю, это только и исключительно в личных целях...

– Ага! – высказался Хотияндий. – Вот и признание! Мы вынуждены провести обыск в вашем замке на предмет... ээээммм... наличия личных целей.

– Это тоже ваш клон? – спросил Лунаций, плечом отодвигая Томойосинга. – Сертификат есть?

– Да как вы смеете! – попробовал было возмутиться Томойосинг. – Я профессор в трех сферах! И книгу написал! Хотите экземпляр с автографом?

Глаза у Хотияндия загорелись.

– Однако! Незаконное распространение!

Бывшие когда-то Идеальными Мужчинами эксперименты удивленно переглядывались, сидя в шкафу. Видеть друг друга они не могли, зато слышали, что творилось там, за дверью.

 

– Нам нереально повезло, – с придыханием сказал МиюНеуд, прислушиваясь к разборкам. – Эти двое сейчас отвлекут внимание Франкенледи, и мы сможем сбежать.

– Крови, я хочу крови! – ЛакУд щелкнул зубами и захихикал. – План Месть или даешь свободу неидеальным!

– Думаю, – веско начал НатлДуд, – ради всеобщего блага и справедливости нам стоит освободить всех клонов и забрать их с собой. И этого, как его там, очередного Идеального тоже.

Дверь шкафа медленно раскрылась. Неидеальные мужчины в ужасе остолбенели, никак не ожидая подвоха. Вон же она, Франкенледи, далеко, грудью защищает очередного Идеального от пронырливых ручонок СОС.

– Ага! – сказал бесЯу. В суматохе неидеальные мужчины про него как-то забыли. – Ага! Кажется, тут зреет заговор!

НатлДуд быстрее всех оценил ситуацию и принялся метаться по шкафу:

– Ведро есть? Хоть что-нибудь, куда его можно посадить? МиюНеуд, что ты делаешь?

Вместо того, чтобы искать емкость для тюрьмы, самый добрый из мужчин быстренько выбрался из шкафа, схватил бесЯу в охапку и нырнул обратно. Гроза всея замка, Франкенледи, в этот момент громко спорила с оброками, Томойосинг прятался у нее за спиной, поэтому можно сказать, что эскапада МиюНеуда прошла без лишних свидетелей.

– Где там мой шарфик, а? – ЛакУд выудил из рукава кожаный шарф с выбитой надписью «Оле-оле-оле, свободу клонам!» и затянул его на шее пленника. – Отвечай, что ты хочешь? Денег? Еды? Все равно нет ни того, ни другого.

– Ай, отпусти, я хороший! Это я позвал сюда этих странных мужиков!

Воцарилось молчание. ЛакУд растерянно захлопал глазами и даже шарф перестал затягиваться.

– Ты что? – осторожно спросил НатлДуд.

– Меня достало, что она не уделяет мне внимание! Вечно придирается! Вот я и вызвал сюда оброковцев, пусть вас заберут на опыты, и Франкенледи будет любить только меня....

ЛакиУд пустил слезу и даже погладил пленника:

– Бедняжка, столько конкурентов вокруг…

– Не говори, – захныкал тот. – Вот граф ФранкенэрилОу Пятнадцатый меня любил и лелеял, а не бросал ради кривовато сшитых клонов. У последнего даже подбородка не было…

– Кхе-кхе, – ЛакиУд прикрылся шарфиком и смущенно побледнел, последним по моменту создания неидеальных был как раз он. – Подбородок не главное, главное – душа.

– И нос! – не утерпел МиюНеуд, лишенный обозначенного. – Без носа беда, товарищи.

– Ха, без рта не хотите? – огрызнулся НатлДуд, прислушиваясь. – Снова умерли, быстро!

За стеной прозвучали удивленные вопли и странные звуки. Что-то зашуршало и дернулось.

– А что это у нас такое? – возмутились Лунация и Хотияндия в унисон. – Оброк вам за землю, оно живое!

Идеальный Мужчина, все это время лежавший под простыней на разделывающем столе, внезапно поднялся и покрутил Идеальной головой.

– Какой интересный экземпляр! – не сдержал восхищенного восклицания профессор Томойосинг. – Какой идеальный рельеф, какие мышцы! Коллега, я вас искренне поздравляю с удавшимся экспериментом!

Сама Франкенледи уставилась на очередного Идеального - Идеальную компиляцию между Колином Грейвзфорева и Себастианом Серебристой Рукой. Простыня откинулась, открывая Идеал во всей красе, и Франкенледи не сдержала восторженного вздоха. Да, в этот раз она превзошла саму себя.

Можно побаловать кровавым коктельчиком на ночь. В кладовке, кажется, ещё завалялись пара неидеальных девственников. Из семейных запасов, так сказать.

Идеал похлопал глазами.

– Ма? – с трудом произнес он. – Ма... ма? Мама?

Идеал тупо уставился на Франкенледи, у которой в этот самый миг сладко защемило сердце, будто его облили растаявшим мороженым.

– Ты моя курочка! – она расплылась в улыбке и бросилась его обнимать. – Я твоя мамочка, да, молодец, мой хороший!

– А? – сказал Идеал ничего не выражающим тоном. – Ма?

– Так, – прошипел в шкафу лидер восстания НатлДуд. – Пора валить отсюда. На счет три... Три, Валим!

Втроем бывшие Идеальные вывались из шкафа и бегом кинулись к двери, которая после прибытия СОС вновь оказалась в пыли и требовала внимания от бесЯу. Им осталось совсем немного, когда....

– О нет, Франкенледи никогда меня не полюбит, – скорбным тоном прошептал бесЯу. И, набрав в легкие воздуха побольше, замахав крылышками посильнее, он взлетел на пару метров над полом, и заорал: – Внимание! Массовый побег из Шоушенка!

– Кажется, здесь происходит что-то, что может заинтересовать определенные органы, – сурово произнес Лунаций. Застигнутая врасплох троица металась из стороны в сторону, но бесЯу перекрыл выход пыльной дверью, удерживая её в коротких лапках.

– Мои хорошие, – удивленно произнесла Франкенледи, одновременно оглаживая Идеального по торсу. – Почему вы так? Разве нам было плохо вместе?

– Я прямо вижу, как уголовное дело увеличивается на глазах, – признался Хотляндий. – Ко всему прочему еще и принуждение противоестественно созданных существ на физическую близость! Тянет на гильотину, правда, коллега?

– Какая близость, вы что? – взорвалась Франкенледи. – Какие ужасные инсинуации! Мы ходим в театр! На концерты! Держимся за руки! Я приличная девушка и не позволяю себе ничего такого! Извращенцы, – в сердцах плюнула она.

Присутствующие выглядели крайне смущенными. Даже ветер за окном притих, а дверь возмущенно вещала что-то о правах несчастных женщин, обиженных неидеальными мужиками.

– Ма, – прокряхтел Идеальный. – Ма.

– Вот он, мой Идеальный Мужчина! – захлопотала Франкенледи. – Катитесь в море, не видите, ребенок есть хочет.

Идеальный печально мотнул головой и продемонстрировал Идеальные зубы.

– Кажется, коллега, нам нужно удалиться, – прошептал Лунаций, обходя на цыпочках кое-как удерживаемую бесЯу дверь.

– Да, коллега, я полностью согласен. В другой раз пришьем дело за совращение несовершеннолетних.

– Ну ничего, – воинственно помахал крылышками бесЯу. – Ну ничего, я ей покажу!

– Если нас здесь больше не держат, – задумчиво произнес ЛакУд, – почему бы нам не забрать с собой это приятное создание? Кажется, он очень подходит нам по стилю жизни. Будем на древний футбол вместе летать.

– Спокойно, без паники, – остановил его НатлДуд, – а смысл? Никто нас не принуждает сидеть в шкафу, а тут целый замок пустой. И клоны недошитые, жалко.

– Жалко, – смахнула слезу Франкенледи, – неидеальные, бедные, кто их поить будет?

Троица смущенно закашлялась и даже бесЯу устыдился.

– Мы им ртов пришлём, – пообещал из-за дверей Лунаций.

– Бесплатно, – прокричал с улицы более проворный Хотляндий. – Свежих.

– Ах, – всплеснула руками Франкенледи, – И идеальные носы! Как приятно-то.

– Мы это, – замялся ЛакУд, – мы их покормим пока, честное слово.

– Даешь шефство над недошитыми клонами! – мечтательно произнес МиюНеуд. – Больше неидеальных миру неидеальному.

– Потом женим ещё, – мудро предложил НатлДуд. – Знаете, какая с мужиками беда? Говорят, хорошенькими девственниками торговать выгодно.

– Выгодно-выгодно, когда я конкурентами приторговывал, с руками даже безногих отрывали, – подтвердил бесЯу.

Бывшие Идеальные принялись обсуждать бизнес-план, прикидывая, как можно починить недошитых клонов и где тут лучший рынок сбыта.

Франкенледи пополам с Томойосингом кудахтали вокруг нынешнего Идеального.

– Ма? – лепетал тот, дергая Идеальным ухом.

Судя по его невнятным возгласам, Идеальным он будет еще долго.

– Да, радость моя, сейчас мы тебя накормим, – ворковала Франкенледи. – Где-то у меня была припасена идеальная пища на идеальные случаи жизни.

Томойосинг закивал головой, предлагая помочь в кормёжке.

– А я говорю, по три золотых – мало, – горячился ЛакУд, – бесЯу говорит, по пять минимум.

– Ложечку за маму, ложечку за Томойосинга, ложечку за… – дверь лаборатории в третий раз упала на пол и твёрдо поклялась, что «большеникогда».

Все замерли, потому что на пороге появился Он. Нежданный, негаданный, незваный и даже неназванный Тот-кого-нельзя-не-узнать!

– О, Майн Граф! – выдохнул бесЯу.

– Вот это экземпляр, – схватился за сердце Томойосинг.

– Вот это конкурент, – протянула троица.

– Пап? – наклонил голову Идеальный.

– Дестурр-р-р, граф ФранкенэрилОу Пятнадцатый! Самый Невероятный среди всех Идеальных! – гордо произнес Он, идеально возвышаясь на двери.

– Не мужик - Мечта! – схватилась за сердце Франкенледи. – Где там мой скальпель, сейчас я из него двух Идеальных сделаю. Такой материал пропадает, а?

 

22 июня 2017 г.

Авторы: katefeline и Sailor lucky (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up