TWOC
Лунрация обыкновенная

Название: Лунрация обыкновенная

Автор: katefeline и Sailor Lucky.

Бета: Lady Clow и древние богини.

Размер: мини, 2261 слов.

Пейринг/Персонажи: Луна и древние богини.

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2016.

Содержание: «Люстрация», – шептались в коридорах, «люстрация» доносилось в туалетах, «люстрация» вздыхали в курилке. Даже тетя Сима, вот уже двадцать лет руководившая уборкой суда в клоувской глубинке Н., каждое утро заставляла всех драить главный вход. – Вдруг люстрация заглянет, а у нас тут – грязно, неудобно как-то.

Предупреждение: имена девочек - прообраз имен богинь (справедливости, правосудия), ор и мойр (дочерей Фемиды).

Примечание: Все аллюзии случайные, а совпадения – небеспочвенны.

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

Все аллюзии случайные, а совпадения – небеспочвенны.

– Люстры закупили? Декларации подправили? Тогда люстрация идёт к вам!

Луна беспокойно заворочалась во сне: новый закон, суровый и беспощадный, обещал освободить её из рабочего рабства, отдав в нежные руки новых, честных и прогрессивных судей.

«Люстрация», – шептались в коридорах, «люстрация» доносилось в туалетах, «люстрация» вздыхали в курилке. Даже тетя Сима, вот уже двадцать лет руководившая уборкой суда в клоувской глубинке Н., каждое утро заставляла всех драить главный вход.

– Вдруг люстрация заглянет, а у нас тут – грязно, неудобно как-то.

Ночные кошмары о том, как эта самая люстрация приходит, снились Луне не зря: каждый день она готовила миллион и один документ, и конца и края этому делу не было видно. Письма, жалобы, декларации, всё нужно было перепроверять и вежливо отписывать, почему люстрационная комиссия никак не создана, а налоговая проверяла личные дела только у тети Симы и её девочек.

Каждый день раздавались сотни звонков с просьбами, угрозами и жалостливыми комментариями, и бедная Луна уже просветов не видела. Проклятая люстрация приходила даже в сон, закуривала в углу и смотрела укоризненно, словно вопрошая, задекларировала ли Луна свои Жигули тридцатилетней давности, подаренные любимой тётей ещё в детском возрасте. И пусть они почили в песочнице на следующий день, всё равно считались недвижимым имуществом. Машинка же, хоть и игрушечная.

– А где-то целая яхта была. С парусами, мы её в луже топили! – каялась Луна, ворочаясь во сне. – Её-то как декларировать?

Заботливая Лаки, отчего-то в черной маске и с мешком, наливала чай и прятала по коробкам сов, мол, вдруг и до них доберутся, такое богатство на полу не валяется.

– Не говори, даже полка не выдержала. Упала! – сокрушался Филанский, с огромным котярой на руках. – А мы как раз думали новую подарить, из красного дерева.

Кот важно кивнул, достал огромную папку и, напялив очки, раскрыл перед Луной входную дверь.

– Прошу, ваше сиятельство. Судьи ждут!

Перед ними возник огромный зал, с громадным столом в центре и стульями, обитыми качественной кожей. Похоже, люстрация сюда ещё не добралась.

Вокруг маячили сонные люди, напяливающие мантии, вокруг расселись планшеты, телефоны, диктофоны и даже пара гусиных перьев с надписями «свободу от прессы! Даёшь люстрацию в СМИ!».

– Нет, ну это уже форменная наглость! В моем собственном сне я еще вынуждена ждать, когда все рассядутся. Непорядок! – возмутилась Луна, решительно занимая место во главе стола.

Напялившие мантии люди странно на неё покосились и отчего-то принялись обсуждать какие-то подарки и шарики. В воздухе явственно запахло коррупцией.

– Поддерживаю, ваше сиятельство! – на соседнее кресло уселась девушка в сияющей тряпочке с золотыми крылышками и лихо забросила ногу на ногу. – Томозида, к ваши услугам.

Луна не то чтобы сильно испугалась – просто немного подпрыгнула от неожиданности; по сравнению с общим состоянием ее нервов в последнее время это было так, ерунда. Да и чего бояться, спрашивается? Пародии на древнюю богиню возмездия? Подумаешь, у всех свои странности, кто-то вон над сводной справкой за год корпит, статистику районных судов изучает. Благо не инсепшн, в сон не затянут.

Признав девушку годной для общения, Луна вежливо поддержала разговор:

– Не то слово. Как меня задолбали эти комиссии, ты не представляешь. Вот бы их всех – и на... Подальше отсюда. Причем не только люстрируемых, но и вообще всех. Никто ничего делать не умеет, все документы составляют по-разному, все норовят отмазаться. Да я бы их всех уже!.. На кислород!

– Могу подсобить. Нет ничего невозможного, – незнакомка эротично повела плечами, – особенно для такой богини, как я. Да свершится люстрация!

Томозида расхохоталась, щёлкнула кнутом, и через секунду на Луне возник огромный парик и алая мантия. А на груди – табличка «Лунрация обыкновенная. Глава лунрационной комиссии. Неподкупна, категорична, вредна. Тактика при встрече: прикиньтесь мёртвым, босым и нищим. Повеселите народ напоследок!».

– Ну, сейчас они у меня попляшут!

– Но-но, – богиня удобно устроилась на левом плече новоиспеченной главы, – мы сюда на часик. Не дольше, так что развлекайся с умом, детка!

– Люстрации много не бывает, – захихикала «детка» и затребовала списки люстрантов.

В зал вплыл худощавый человек в очках: его волосы были собраны в длинный хвост, болтавшийся где-то сбоку. Черная мантия отличалась от судейской, а позолоченная табличкам не оставляла сомнений: «Ледиция. Змея правосудия. В гневе страшна, ползает с весами наперерез. Шипит всё, что движется».

– А если смотреть слева – вылитый Эриол слегка за сорок, – присвистнула Луна.

– Тихо ты, а то как заплюет ядом, будем оставшееся время мантию чистить, – закатила глаза Томозида и даже кнут с ней скорбно согласился.

Луна важно приосанилась и величественно кивнула, мол, вперёд, я слушаю.

– Первый судья, к барьеру! – Ледиция так громко шипела, что пришлось заткнуть уши берушами. Трижды.

– Протестую, ваша светлость! Где стул и удобный кальян? – из-под стола выпрыгнула покрытая паутиной девица в слегка белой мантии.

– Молчать, чай, не в заседании, – хихикнула Луна, – а вы кто, собственно будете?

– Ламида мы, богиня униженных и оскорблённых.

– Скорее, пока посаженных и едва амнистированных, – фыркнула Ледиция, водрузив массивную папку около Луны. Та двумя пальцами потёрла пыль и обескураженно прочла:

– Финомия, богиня легкого закона и веселья. Судит редко, но метко, заставляя всех почитать котов и терять деньги на арт-хаусе. Взятки берёт исключительно в фунтах стерлингах и кудрявых британцах.

В зал вплыла та самая Финомия, нагло ухмыляющаяся, с золотыми зубами. При виде Луны она стушевалась и хмуро поинтересовалась:

– А где предыдущий глава? Я думала, мы с ним договорились...

– Это что, признание? – Луна азартно подалась вперёд.

– По Фрейду, ваша светлость, по Фрейду. Он виноват, – зачастила Ламида, – Финомия только выражает удивление касательно вашей персоны.

– А то ж потом кто фильтровать базар будет – и тому должны, и тому... – пробурчала та, пряча брильянт в волосах.

– ...И передает нижайший привет вашему предшественнику, – захлопала глазами Ламида. Луна отчего-то решила, что шипящая Ледиция ей нравится больше.

– Обязательно передам. Как раз перед эшафотом. Смерть коррупционерам! Ледиция, вам слово!

– Судья Финомия, судя по вашим зубам, доходы у вас неплохие. Возникает вопрос, откуда дует ветер?

– Ваша светлость! Моя подзащитная – честный судья, который живет на честно заработанные деньги! – судя по всему, Ламида подрабатывала божественным стряпчим. На полставки.

– А вот тут я вижу отчёт, в котором говорится, что её видели в каньоне Десперадос, – съязвила Ледиция, – В том месте, где расположены олимпийские нефтяные вышки. Непорядок!

– Незаконная продажа нефти в обход Клоулимпа! – потёрла руки Луна. – Тянет на пожизненное.

– Прошу предоставить слово защите! – Ламида отбивалась, как могла: но массивная папка не желала растворяться в воздухе, как и золотые зубы Финомии.

– Предоставлять, не предоставлять... Сути это уже не поменяет, – махнула Луна, нежно обнимая папку. Вдруг действительно исчезнет, нервов не оберешься.

– Выпить чашку чая в милом ресторанчике – это уже преступление? – из толпы притихших судий выпрыгнула девица в гавайской мантии. – Попрошу!

– В милом ресторанчике с видом на каньон?

– Прекрасный вид, ваша светлость, рекомендую, – не сдавалась Ламида. – У нас есть скидка на посещение.

– Хм... Вид, говоришь, хороший?

– И чай просто великолепный делают, – подталкиваемая девицей в гавайской мантии поддакнула Финомия.

– Не сходите с темы, – вмешалась Ледиция.

– Никуда не сходила, на месте так и стояла, – потупилась девица, сверкнув брильянтовым зубом.

– В документах все по-другому! Очень даже сходили с места! Фотографии из Австралии кто в инстаграмм выкладывал? – зашипела Ледиция, потянувшись к папке.

– Вот-вот! Сейчас вот прикажу со скалы за пособничество! – опомнилась Луна. – Это Спарта!

– Есть со скалы! – грозная дева в серой мантии возникла у левого плеча гавайской девицы.

Та в панике отступила, картинно заламывая руки:

– Блин, за что? Я же ничего не сделала.

– А могла бы и воспрепятствовать коррупции! – подняла коготь вверху Луна. – Мидике, вперед.

Девица в серой мантии чопорно поклонилась, достала розовый меч и пошла в атаку.

– Есть вперед. На скалу!

– Неееет! – Финомия начала прятать свою ошалевшую защитницу.

– Я без страховки не летаю-ю! – заныла та.

– Мне все нравится... – мечтательно протянула Луна. – Томозида, а можно остаться главой на постоянной основе?

– Не самая хорошая идея. Из такого сна можно и не выйти.

– А что такое, мне лично все нравится, – заспорила с ней девушка в черно-оранжевой мантии, с арфой за спиной. – Справедливость должна торжествовать всегда, а не только во сне.

У неё на голове сияла корона с надписью «Хотопрос. От судьбы не уйдешь. Беней клянусь!».

– Да-а, всех гадов засадить, это мне нравится, – Луна вошла в азарт, размахивая новыми папками, заботливо подкинутыми Ледицией.

– Но так же нельзя! Я сделала тебя главой комиссии для твоего блага, а не для устрашения других, – Томозида тщетно взывала к совести своей «подопечной».

– Муха-ха! Всем встать, всех со скалы!

– Да мы как бы и не садились, – осторожно возразила Ламида. Неопознанные люди в мантиях тем временем подпиливали решётку, закрывавшую выход из зала. И даже гаджеты бились в истерике, требуя выпустить их на свободу. К СМИ.

– Так их! Мочи всех! – Хотопрос болела за Луну всем сердцем. И арфой.

– Не так! Мочи всех, но аккуратно, – сдалась Томозида.

– Продолжим. Следующий, – слегка успокоилась Луна, когда решетка осталась стоять на месте, а у человечков в мантиях сломался пятый напильник.

– Приглашаем для обсуждения приговора Налутос, главу клоулимпийского банка, – очередная папка легла на стол, похоже, Ледиция воистину собрала огромный компромат.

– Ага! Банка! Всем известно, что в финансы только за взятки попадают!

– Это стереотип, ваша светлость, – Ламида явно отрабатывала не один гонорар, – ему не место в зале клоулимпа!

– Обвиняется в том, что незаконно, с привлечением посторонних, заняла ответственный пост главы клоулимпийского банка и систематически, в течение длительного времени, незаконно, в противовес конституции и здравому смыслу, на эти деньги открыла комнату страха, известную так же как квест-комната – место для увеселений элит-класса...

Монотонно зачитывала тем временем Мидике.

– Бордель! Какой кошмар! Мидике, фас!

– Есть фас!

В зале началась паника: Мидике гонялась за гаджетами, Луна тщетно восстанавливала порядок, а Фимония отбивалась от Ледиции, решившей под шумок пристегнуть ту к пожизненной скале кандалами.

– Я протестую! – чихнула Налутос. – Квест-комната существовала до меня, я всего лишь ее выкупила у владельца.

– Так-так-так! И кто у нас был законным владельцем?

– Он присутствует в этом зале! – Налутос ткнула куда-то вверх.

Все почтительно замерли, а девица в гавайке и отчего-то в кандалах даже поторопила:

– Блин, да не томи, расскажи, всем интересно.

– Надеюсь, это не я, – дыхнула ей в ухо Фимония.

– А ты не помнишь?

– Понимаешь, я была тогда так молода... У меня такое непредсказуемое прошлое...

– И будущее, – не удержалась Медике, поступая ближе, на помощь Ледиции, а то что-то не справляется с коррупционерами, бедняжка.

– Ничего не скажу, пока не отпустите, – Натулос гордо обвела зал взглядом, словно перед ней – отъявленные преступники.

Луна даже засомневалась, кто здесь занимается люстрацией. Слегка.

– Ни в коем случае не отпускай, никогда! – запричитала Хотопрос. – Это тот еще коррупционер, мы его больше никогда не прищучим.

– Ваша светлость! – воспользовалась паузой Ламида. – Сейчас квест-комната находится в свободном владении.

– Мда? Серьезно, что ли?

– Не находится, – зашептала Натулос.

– Находится, – закричала Ламида. – В. Свободном. Доступе. На. Него. Никто. Не. Претендует. Пока.

– Я покупаю! – оживилась Фимония.

– Тишина в зале! – голос Луны утонул в гаме, даже гаджеты поддерживали спонтанные «торги».

– Сколько дашь? – Натулос не зря трудилась в банке, коммерческая жилка сразу одержала верх над опасностью быть разоблаченной в коррупционных деяниях.

–- Много! И кандалы!

– Нарушение порядка заседания! Медике, прекрати все это! – первой опомнилась Ледиция. И даже очередную папку достала. Сто седьмую по счёту.

– Есть прекратить все это!

Но усилия Мидике были напрасны: торги продолжались и ставки становились всё больше и больше.

– Давай, сделай что-то! – подзуживала Луну неугомонная Хотопрос. – Покажи, кто тут главный!

Томозида дергала за рукав, требуя навести порядок, хаос стал невыносимым, и Луна отчаянно заорала, стараясь перекричать шум:

– Покупаю! Даю в миллион раз больше!

– А у нас тут аукцион, да? – Фимония даже обрадовалась, видимо все деньги таки были потрачены на зубы.

– Продано милой богине в седом парике и черном плаще! Я должна объявить, что, так как теперь в моем ведении нет никакой частной собственности, вы не можете меня люстрировать. Адьес!

И Натулос исчезла в облаке пыли, использовав реактивный самолёт. Частный чартер, на минутку.

– Хмммм... – не нашлась Луна.

– Как Юстиция люстрационной комиссии, я должна выразить протест! – завела новую папку Ледиция.

– Как Фемида люстрационной комиссии, должна объяснить, что главой люстрационной комиссии не может быть человек с такой огромной частной собственностью, – изобразила скорбь Ламида. – Мы вынуждены вас люстрировать.

– Со скалы? – с надеждой предложила Медике.

– Спарта? – поддержал самолёт, реющий под потолком.

– Но-но, – спохватилась Ламида.

– Пссс. Сколько я тебе заплатила, тебе все мало? – Фимония, наконец, освободила девицу с гавайкой из кандалов, и теперь была возмущена правосудием.

– Ах да, люстрировать и все решения признать незаконными. Таки да, со скалы! – скорбно переметнулась обратно Ламида.

– Да будет так! – Ледиция подписала папку «Лунрация обыкновенная. Ваша песенка спета. Со Спартой на выход!».

– Йе-е-ес! – гавайка, кандалы и девица радостно запрыгали.

– Но-о-оу! – зарыдали Томозида и Хотопрос. – Наша глава-а!

– Это Спа-а-арта! Во имя люстрации благословенной!

От ужасного ора гаджетов Луна вздрогнула и проснулась. Вокруг лежали уголовные дела, бумажки и какие-то помятые декларации.

Шёл второй день отпуска.

– Спарта, говорите? – пробормотала Луна. – Пройди люстрацию за шестьдесят минут. Выйди из комнаты!

Теперь она знала, у кого в наличии есть квест-комната и как можно ее использовать.

А впереди ждала переаттестация: не зря говорят, эта наша сорок седьмая комната.

Будет что вспомнить, адьес!

 

19 июля 2016 г.

Автор: katefeline и Sailor Lucky (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up