TWOC
Я больше не могу! Ухожу в апачи!

Название: Все. Я больше не могу! Ухожу в апачи!

Автор: katefeline и Sailor Lucky.

Бета: Luna.

Размер: мини, 2845 слов.

Пейринг/Персонажи: Миюки, петушиное сердце и "Гип-гип!".

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2016.

Содержание: Решила, значит, Огненная Ми найти капитана красавчика, а мимо, приплясывая, шел ну оч-чень веселый бог Фил...

Примечание: поедание несчастных сердец, жесткое обращение с шаманами и подозрительная Гадюка (одна штука!).

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

Холодным весенним утром дочь вождя Огненная Ми проснулась от криков. В вигваме было темно и сыро, сваленные вещи образовывали милый сердцу беспорядок. Огненная Ми прислушалась: крики становились все громче, ей показалось, что она смогла разобрать громкий голос отца и брата.

Подруга детства, Квестовая Хо, с давних пор делившая с ней вигвам, сладко спала, не обращая внимания на шум. Будить её было совестно, поэтому Огненная Ми выползла из под тяжелой шкуры горного козла и, поеживаясь от утреннего холода, вышла наружу.

Ставка индейского племени Клоу Большая Деревня располагалась далеко в горах, с расчетом на то, что пока многочисленные враги будут ползти в гору, чертыхаясь и зажав томагавки в зубах, племя всегда успеет сбежать, предварительно пару дней намечая маршрут и покуривая трубку войны.

Предусмотрительность отца Огненной Ми, Вана Грозного Мяу, не раз спасала им жизнь, а племя заработало репутацию самого неуловимого племени на земле, существующего благодаря милости бога Фила, обожателя всего прекрасного. Сколько себя помнила Огненная Ми, её окружали веселые, довольные люди, ласковые звери и верные враги, не выучившиеся летать, хотя, зная коварство Вана Грозного Мяу, давно пора бы.

Всеобщую радость нарушал разве что шаман Лакуойль, вечно предсказывающий снег и град на головы неповинных индейцев, правда, обещанные громы и молнии ни разу не случились, зато ритуал «Я вижу-у-у знаааак!» соблюдался неукоснительно.

Поэтому странно было наблюдать, как племя, зевая и чихая, толпилось возле вигвама Вана Грозного Мяу. Подойдя ближе, Огненная Ми заметила боевую раскраску разведчиков под предводительством брата Лунного Рэна.

— Ты вернулся, — она бросилась ему на шею.

Несколько дней назад отряд, как обычно, ушел на разведку и потерялся где-то в пути, поэтому Огненная Ми боялась даже думать о том, что они могут не вернуться, тайком жгла в святилище травы перед алтарем любимого бога Фила, покровителя странников, воров и попрошаек разных мастей.

— Подожди, подожди, Огненная Ми, — Лунный Рэн аккуратно поставил её на землю, но она всё равно успела заметить, что боевая раскраска на лицах разведчиков смазалась, и выглядели они уставшими и измученными.

— Что случилось, Лунный Рэн?

— Ничего страшного не произошло. Пока не произошло, — он кивнул головой в сторону большого вигвама, на острие которого болталась петушиная голова, особое отличие вождя. — Сейчас выйдет отец, его уже разбудили. У нас важные новости.

— Какие вести с края земли принесли наши разведчики? — раздался громовой голос Вана Грозного Мяу. Вождь любил пафосные выступления и величественные речи, поэтому всегда говорил перед выходом, чтобы люди были готовы к его приходу.

Племя почтительно замолчало, прекратив обсуждать подлую краску, так некстати смазавшуюся с лица прекрасного Лунного Рэна, и странную прическу шамана Лакуойля, напоминавшую огромный шар. Пятнистый и ребристый.

Ван Грозный Мяу выпрыгнул из вигвама, подкручивая молодцеватые усы и стараясь не задеть своим величественным роучем небесный свод. Петушиные перья, торчавшие из сложной прически, выглядели бодрыми и выспавшимися, впрочем, как и сам вождь.

— Отец, — склонился Лунный Рэн, и Огненная Ми последовала его примеру.

— О, наш солнцеподобный сын! — тряхнул роучем Ван Грозный Мяу. — Где ты бродил так долго? На кого нас променял? И почему все-таки вернулся?

— О, великий отец! Мы были на краю земли, наши братья из племени Золотого Солнца встречали нас тепло и приветливо. Они поведали, что в небе видели огромную лодку, полную бледнолицых. Те долго парили в воздухе, а затем высадились на краю земли и даже поставили свой вигвам. Странный и уродливый.

Раздался приглушенный ропот: когда-то давно бледнолицые уже высаживались на краю земли, пытались найти подход к местному племени, но бог Фил обрушил на них весь свой гнев, видимо, не посчитав ни ворами, ни убийцами, ни даже попрошайками. Шаман Лакуойль радостно бубнил «а я предупреждал, вот они, молнии, гром и стихия!», Ван Грозный Мяу вздыхал и качал головой, Лунный Рэн вещал о необходимости «наподдать бледнолицым напоследок», а Огненной Ми было попросту стыдно. Ведь путешественники тогда ничего не сделали, наоборот, хотели подружиться с племенем и капризным богом.

Ван Грозный Мяу хмуро выслушал новости: он сразу же понял, что племя Золотого Солнца вновь нарушило давний уговор, поэтому так старательно пугало Лунного Рэна бледнолицыми. А ведь Квестовую Хо отдали в залог вечной дружбы, чтобы скрепить договор, по которому племя Золотого Солнца не нарушает территорию племени Клоу Большая Деревня, а те, в свою очередь, воспитывают Квестовую Хо как родную и не воюют с собратьями.

«Надо было золотом брать!», — подумал Ван Грозный Мяу, все-равно кроме Огненной Ми никто с Квестовой Хо не подружился. Зря брали.

– О, мои доблестные дети! Я так этого не хотел, но нас вынудили. Наши враги должны быть наказаны: мы применим страшное оружие. Мощное и великое. Мы сбежим в их сторону, и пусть пеняют на себя! — вождь победоносно оглядел своё восторженное племя и дал приказ выступать на рассвете. Дня через три-четыре, как раз урожай Хуанмари собрать успеют, потому что жалко было бросать такую отличную плантацию.

— Гип-гип, урра! — закричали индейцы, зная, что именно на этот эффект и рассчитывает вождь.

— Все на защиту наших территорий!

— Гип-гип, урра! — индейцы любили своего грозного вождя, поэтому им было не жалко покричать лишний раз.

— А что же бледнолицые? — осмелилась прервать восторги Огненная Ми.

— Гип-гип, урра?! — не сориентировалось племя.

— Не переживай, дитя! В прошлый раз бледнолицые убежали, и в этот раз убегут. Гип-гип, ура, дети мои! — и вождь неожиданно резво скрылся в вигваме.

— Он неправ, — вздохнул Лунный Рэн. — Бледнолицые могут создать нам большую проблему, и, боюсь, даже бог Фил нас не спасет в этот раз.

— Я слышала про поход, — внезапно рядом с Огненной Ми появилась Квестовая Хо, которая пережидала речь вождя где-то рядом, но на глаза не показывалась. — Можно и мне пойти с вами, Лунный Рэн, ну пожалуйста? Я так давно не была дома. Хочу увидеть братьев своего племени!

— Ничем не могу помочь, — рассеянно ответил тот, думая о чем-то своем. — Это военно-политический поход, мы будем идти всю ночь, и потом что? Зачем тебе видеть свое племя, ты тут людей не видишь?

Он зашагал прочь, а Квестовая Хо беззвучно заплакала. Огненная Ми нахмурилась и решительно дернула подругу за рукав:

— Не переживай! Мы пойдем в поход, с ними или без них!

— Мы? Но это опасно, а ты — дочь вождя, тебя нельзя.

— Кто это сказал? Я хочу попросить прощения у бледнолицых за наше негостеприимство. И еще, у них был такой красивый капитан...

Она закатила глаза, вспомнив подмигивающий левый глаз прекрасного капитана.

— Думаешь, он вернется? — Квестовая Хо с сомнением посмотрела на Огненную Ми. — После того, как ржал над ними наш веселый бог Фил, лично я в этом сомневаюсь.

— Какая разница, он, не он, — оглянулась Огненная Ми, будто надеясь увидеть того человека. — Все бледнолицые капитаны — красавчики!

«Даже неудобно как-то ржать», — вздохнул проходящий мимо бог Фил и направился искать своего верного шамана Лакуойля, погоду спросить, не иначе.

 

Подготовка к походу шла стремительно: два дня укладывали вещи, еще два — изучали карту местности. Обстановку накалял шаман Лакуойль, рассказывавший всем и каждому, что такое транзитные налоги и почему племя Золотого Солнца должно было их платить. Огненная Ми и Квестовая Хо тоже не остались в стороне, они помогали украшать томагавки перьями и тайком пронесли две шкуры барана в обоз с провиантом.

— Но как? — спрашивала Квестовая Хо каждый раз, когда они оставались в относительном одиночестве. — Но зачем?

— Тсс, я знаю, что делаю, — отвечала Огненная Ми, развешивая кроличьи лапки по периметру обоза. Квестовой Хо оставалось только ждать и скрывать свое нетерпение. Особенно тяжело это было, когда к ним подходил шаман Лакуойль. В своих тяжелых шкурах, укутанный с головы до ног, он не столько ходил, сколько парил по ставке и всюду предрекал несчастья.

— Я вижу-у-у знаааак! У бледнолицых есть оружие, которое нам и не снилось! — завывал он, цепко хватая соплеменников за одежду и не выпуская. — Они уже давно заключили договор с племенем Золотого Солнца, они выкинут нас с насиженных земель и разграбят наши вигвамы. Мне было видение от бога Фила, предсказателя: мы на берегу. Окруженные! Связанные! Дочь вождя держит выпотрошенного петуха, это знак! Знаааак!

— Знак чего? — не утерпела Огненная Ми, не обращая внимания на вздохи Квестовой Хо.

— Зачем ты с ним заговорила, он же не отцепится, — прошипела та, трагически заламывая руки.

— Я хочу знать, что значит выпотрошенный петух у меня в руках. Сулит ли мне это встречу с капитаном бледнолицых?

— Тебя в конце недели ждет приключение! — азартно заявил шаман. — Я вижу-у-у… петуха!

— Это и так понятно, — прошептала Квестовая Хо на ухо Огненной Ми.

— Постарайся осторожно бегать по ночам. А перебегая болота, будь внимательна, возможно, ты встретишь свою судьбу! — Лакуойль цепко вытащил перо из волос Огненной Ми. — Вот он, знааааак!

— Гип-гип, урра! — на всякий случай почтительно отозвалось племя: старается же человек, искренне знаки ищет.

— О, мой капитан, — мечтательно проговорила Огненная Ми, пока Квестовая Хо оттаскивала её от шамана, намериваясь спасти остатки прически. — Я точно знаю, мы встретимся там, на берегу, мой бледнолицый герой.

— Остерегайтесь мартовских ид! Розовое нынче не в моде! — неслось им вдогонку от Лакуойля.

 

Поход начался мощно: племя применило свою любимую тактику и сначала сбежало в новое, удобное место, а потом уже двинулось воевать. Огненная Ми и Квестовая Хо помахали войску платочком вместе с остальными женщинами, а затем, воспользовавшись долгой пафосной речью Вана Грозного Мяу (даже невозмутимый бог Фил не выдержал и обильно полил вождя дождиком!), спрятались в обозе с провиантом, накрывшись бараньими шкурами.

— Это и есть твой гениальный план? — потрясенно спросила Квестовая Хо, брезгливо принюхиваясь к шкурам. — А когда будет привал, что мы будем делать? Изображать овец?

— У меня все под контролем, — подмигнула ей Огненная Ми. Сверху на шкуры взгромоздилось что-то тяжелое. Девушки ойкнули.

— Ой цветет калииииина, — раздался громкий голос Лакуойля, удобно расположившегося на шкурах.

— Видишь, я же говорила, что все устрою, — прохрипела Огненная Ми: всем было известно, что преданный шаман любимого бога Фила — тот же тип. Покуситься на еду в его присутствии было решительно невозможно, даже если племени грозил самый настоящий голод.

— Диета еще никому не мешала, — вещал в таких случаях шаман, призывно чавкая лепешкой.

Вот и теперь Лакуойль никого не подпускал к обозу, выдавая строго ограниченное количество провианта. Периодически его рука залезала под шкуры, и Огненная Ми выкладывала в нее засушенные петушиные сердца. С их помощью Лакуойль общался с добродетельным богом Филом, и к концу путешествия его предсказания стали совсем уже кровавыми.

Обнаружили девушек случайно: на следующее утро Лунный Рэн откинул баранью шкуру и потрясенно уставился на сестру на месте припасов. Лакуойль, обязанный служить лучшим в мире щитом, нагло дрых рядом, недвусмысленно обнимая провиант и левую ногу Огненной Ми. Зато Квестовой Хо нигде не было видно.

— Ты? — только и смог выдохнуть брат.

— А что тут такого? — пошла в атаку Огненная Ми, мягко высвободилась из объятий шамана и бодро выскочила из повозки. — Мне же нужно было как-то попасть на встречу со своим бледнолицым капитаном. Великий бог Фил предсказал мне долгую жизнь и большую любовь.

— Если великий бог общается с тобой через этого мошенника, боюсь, его предсказаниям не суждено сбыться, — прошипел Лунный Рэн, ухватив её за руки и таща подальше от обоза. — Чтоб мою сестру увидели в одной повозке с Лакуойлем — ты не думаешь о своей репутации! Кто тебя замуж возьмет после такого?!

— Моему бледнолицему капитану все равно, с каким шаманом и где я спала, — с достоинством ответила Огненная Ми, вырвавшись из захвата, когда раздался звук рога. Не знакомый звук, имитирующий пение петуха, но громкий, властный, опасный.

— Племя Золотого Солнца! — громовой голос Вана Грозного Мяу разнёсся над поляной. — К оружию, дети мои!

Но сбежать не получилось, да и закричать «Гип-гип» тоже, потому что на поляне возникли воины Габонской Гадюки, главы племени Золотого Солнца. Его боялись, рассказывали небылицы и просто предпочитали на одной тропинке не встречаться, даже если Гадюка проползал милях в пяти от.

Перед походом разнеслась весть, что он таки уговорил великого бога Фила забрать его к себе, и племя осиротело.

— Я вижу-у-у черную дыру! — возвестил тогда Лакуойль, подтвердив свою репутацию паршивого предсказателя.

Судя по всему, Габонская Гадюка ни к какому богу на ПМЖ не собирался и был очень и очень зол.

— Знали бы, никуда бы не пошли, — сплюнул Лунный Рэн и постарался заслонить собой сестру.

Ван Грозный Мяу важно вышел вперед, потрясая петушиными головами, вплетенными в волосы, и кивнул своим огромным роучем. Высокие мускулистые индейцы вынесли паланкин и аккуратно поставили на землю.

— Ай! Нельзя ли поаккуратнее? — возмущенное шипение донеслось откуда-то из самых недр земли, и точеная лапка Габонской Гадюки стукнула ближайшего индейца, слегка шевельнув ткань паланкина.

Огненная Ми почувствовала, как напряглись воины, и пожалела, что её дорогой капитан не был рядом. Уж он-то бы точно показал Габонской Гадюке, у кого тут самый большой роуч!

Ван Грозный Мяу засопел, видимо, не одобряя такого жестокого обращения с подчиненными. Когда-то давно Габонская Гадюка пообещал, что возьмет в жены Огненную Ми, и с тех пор отец запретил её попадаться на глаза «этому уточненному извращенцу». В теории это было легче легкого, потому что Габонскую Гадюку мало кто видел без общества паланкина, а если и были такие несчастные, то они давно были заплеваны ядом во славу великого Фила.

— Что ты забыл на нашей территории, Габонская Гадюка? — громогласно спросил Ван Грозный Мяу, не выказывая ни капли страха. — Почему не платишь..., — запнулся он, пока шаман Лакуойль не зашептал ему что-то на ухо, — транзитный налог, испокон веков проходивший сквозь наши территории?

— Отец, ты слишком мягок, — вперед выступил Лунный Рэн. — Я требую крови!

— Ха, крови они захотели, транзитный налог им плати, да щаз, — раздался насмешливый голос Габонской Гадюки. — У нас есть оружие, которое вам вовеки и не снилось! Бледнокожие рыцари принесли с собой огонь, рядом с которым даже ярость бога Фила меркнет. Приведите пленников!

Племя Клоу Большая Деревня немного посторонилось, пропуская странную процессию: сухопарого хмурого человека и мускулистых воинов Габонской Гадюки, едва доходивших ему до подмышек.

Человек замер, прищурился и начал вещать не хуже Лакуойля:

— Дети земли! Я прибыл к вам из-за моря. В прошлый раз мы расстались не очень хорошо, но я прощаю вас!

— Какой тембр голоса, какая харизма, — восхитился Лакуойль.

— Это мой капитан! — прошептала Огненная Ми, забывая дышать.

— Стоп-стоп-стоп! Это мои слова! — раздался громкий крик из паланкина. — Это я всех прощаю. Знай свое место, капитан. Ты мой пленник!

— Я прошел через огонь и воду, чтобы появиться на этом мероприятии, — возмутился капитан. — Я имею право говорить.

— Гип-гип, урра! — вежливо поддержало племя Клоу Большая Деревня, стараясь не ударить в грязь лицом перед заморским гостем. Перед Ваном Грозным Мяу неудобно как-то.

— Мой капитан, — глаза Огненной Ми затуманились от слез.

— У меня есть проект реконструкции этого места! Мы проведем электричество, построим канализацию. Представьте, во что может превратиться ваши болота! — капитан, вдохновленный внимательным молчанием племени Золотого Солнца и вежливым «Гип-гип» племени Клоу Большая Деревня, говорил все громче и громче.

— Да! — закричала Огненная Ми, не обращая внимания на удивленные взгляды племён. — Но это же замечательная идея, разве нет?

— Вот и юная леди со мной согласна! — капитан галантно поклонился. — Разрешите представиться, адмирал Натлинауэр, возглавляю флот ее величества, сюда прибыл на корабле «Английская роза», но как только узнаю ваше имя, даю слово, переименую свой корабль!

— Как прекрасно! Я же говорила, Лакуойль вам говорил, что я встречу прекрасного бледнолицего капитана, и так оно и случилось.

Огненная Ми впервые в жизни почувствовала признательность к шаману.

— Я протестую! Это мой пленник! — точеная лапка высунулась из-за шторки паланкина и показала кулак. — Он и шагу не ступит без моего разрешения!

— Отец, сделай что-нибудь, — запричитала Огненная Ми. Счастье ее жизни уплывало из рук.

— Но что, милая? — закричал ей Ван Грозный Мяу с другого конца поляны. Все задумались, а у паланкина стала собираться небольшая толпа. Шушукающиеся индейцы и громогласные крики Габонской Гадюки портили весь вид, но сияющий капитан смотрел только на Огненную Ми, и большего ей и не нужно было.

— Что бы не произошло, помни, я никогда не дам тебе согласия на брак с бледнолицым, — прошипел ей на ухо Лунный Рэн. — Ты слишком хороша для него, я уже нашел тебе отличную партию! За тебя дают двух коней и барана.

— Двух коней? Быть того не может! — возмутился Натлинауэр. — За такую девушку надобно давать, как минимум пять, и еще несколько козочек в придачу.

Огненная Ми влюбленными глазами смотрела на капитана, когда внезапно, будто ниоткуда появился Лакуойль. Он укутался в десять шкур, развесил на них петушиные головы, и раскурил трубочку. Тонкие клубы дыма издавали слабый аромат паленных петушиных перьев.

— Со мной говорит великий бог Фил! Он предрекает сегодня большую свадьбу! И оба предреченных находятся тут, в пределах этого круга.

Раздался коллективный вздох: племена отлично знали нрав своего бога, и раз уж шаман закурил, значит, веселый бог Фил действительно что-то рассказал.

Из паланкина Габонской Гадюки совершенно неожиданно выкатилась Квестовая Хо и прикатилась прямо к Лунному Рэну.

— Это все ты! Ты мне обещал! Я знаю, ты не хотел брать меня в поход, потому что боялся, что отец тебя заставит жениться.

— Кого, меня? На ком, на тебе? — Лунный Рэн попытался применить любимое оружие своего племени, исполнив прекрасный и смелый побег, но был схвачен цепкой лапкой Габонской Гадюки.

— О, сиятельный сын Вана Грозного Мяу, а не обсудить ли нам брачный контракт? К транзитным пошлинам, так сказать.

— Отчего бы и не обсудить, — кивнул грозный отец сиятельного сына.

— Великий бог Фил одобряет этот брак! — возвестил Лакуойль, слегка покачиваясь.

— Гип-гип, урра! — племя Габонской Гадюки с удовольствием присоединилось к племени Клоу Большая Деревня.

Лунный Рэн обреченно позволил Квестовой Хо взять себя за руку и приготовился слушать длинный перечень взаимных прав и обязанностей, зачитываемый Лакуойлем. Предстоял великий пир на весь индейский мир.

— Ну-с, моя дорогая. Пока тут у них свадьба, — Натлинауэр мягко приобнял Огненную Ми, — расскажи о себе. Стратегический план? Полезные ископаемые? Грунтовые воды? И, да, главное, а что у вас с газовым отоплением?

В сияющих глазах Огненной Ми отражался целый мир, полный счастливого будущего с прекрасным Натлинауэром и его газовым сцеплением. Они построят новую цивилизацию, стратегическую, ископаемую и отапливаемую.

— Вот это я, понимаю, любовь! — обрадовался куривший английскую Хуанмари веселый бог Фил. — Вот это я, понимаю, жених! Настоящий странник, вор и самый лучший попрошайка в одном лице. Лакуойль, срочно замуж. Обоих!

— Я вижу-у-у-у знаааак!

 

Одобрял великий бог Фил и немного шаманил Лакуойль.

 

25 марта 2016 г.

Автор: katefeline и Sailor lucky (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up