TWOC
Наденьте это немедленно!

Название: Наденьте это немедленно!

Автор: Lady Clow.

Бета: Luna и Sailor lucky.

Вселенная: Клоувские сказки.

Размер: мини, 2788 слов.

Пейринг/Персонажи: Миюки и клоувцы.

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2018.

Содержание: …Первым шёл модный дом с названием «ОХАРУ», в смысл которого Анния честно пыталась вникнуть три с половиной минуты – ей почему-то казалось, что где-то там забыли пробел. Потом она увидела Мастера Кутюрье и слегка укрепилась в данном мнении, но высказывать не спешила.

Примечание: имидж не пострадал, а именинница...

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

…Мобильник гулко вибрировал на краю белоснежной ванны. Анния смахнула пенное облако с точёного плечика и, проигнорировав надоедливый даже в уборной гаджет, погромче сделала звук на телевизоре. Там как раз транслировали последний Миланский показ, где она блистала во всем великолепии.

Упомянутый гаджет не унимался, активно подползая всё ближе и ближе, так что пришлось прихлопнуть его ладошкой. «Ксиоми» понятливо заткнулся и позорно капитулировал. Зато на противоположном краю ванной ожил айфон. Этот подползать не стал – ниже его достоинства. Ладонь ему не грозила, утопление в пене тоже, о тотальном игноре речи вообще быть не могло – совокупная стоимость хромированного прямоугольника заставляла съёживаться даже ванну.

Тяжелая артиллерия сделала своё черное дело: Анния подхватила победно тренькнувший гаджет и ответила на звонок.

Менеджер заливался соловьём минут десять, в ходе которых выяснилось, что её длинноногую персону жаждут сделать лицом бренда. Претендентов нашлось аж восемь, и все они хотели исключительно Аннию.

 

…Первым шёл модный дом с названием «ОХАРУ», в смысл которого Анния честно пыталась вникнуть три с половиной минуты – ей почему-то казалось, что где-то там забыли пробел. Потом она увидела Мастера Кутюрье и слегка укрепилась в данном мнении, но высказывать не спешила.

Коллекция представляла собой кожу – жилеты, брюки, ремни, чокеры и тэ дэ. И всё это с шипами, цепями, бахромой. Для полного букета кинков не хватало только плёток и пушистых наручников, но, судя по азартному блеску в глазах Мастера, «рождение» такой коллекции было не за горами.

Практически на каждой вещи был указан милейший слоган – «Рок май бади!», намекавший то ли на то, что стоит приобщиться к модному веянию того, на ком ты данную одежду увидишь (во избежание проблем), то ли на то, что стоит буквально уронить на «бади» что-нибудь тяжёлое («рок» – «скала» – тут вписывалась идеально!).

Сам Мастер выглядел соответственно – розовые волосы, ботфорты до бедра, какая-то хитрая конструкция, отдаленно напоминающая платье-комбинезон, косуха и перчатки. Чокер, фенечки и шипы также присутствовали.

– Анния Ми, рада встрече, – представилась наша героиня, мысленно настраиваясь на приветствие в стиле «Здрасьте, эт я, тока с концерта, но без гитары!».

– Эмо Руха, – хорошо поставленным голосом, плавно переходящим в бархатный баритон, представилась Мастер. – К вашим услугам.

Анния, подавив желание переспросить, вежливо кивнула в ответ, и была тотчас атакована со всех сторон.

– Какие точёные плечи! – восторгалась Руха, пальцами, увешанными многочисленными кольцами, ощупывая означенные. – На них прекрасно сядет новый хит моей коллекции!

– Куртка, как на вас? – из вежливости уточнила Анния. – Отлично выделанная кожа, кстати.

– Конечно, – ослепительно улыбнулась Руха, – но я имела в виду нечто совершенно другое. Нечто такое, чего никто ещё не делал!

И быстро выудила из стоявшего тут же чемодана… крокодила. В натуральную величину, зеленого в коричневую крапинку.

– О, не бойтесь, он абсолютно мёртвый! – беспечно успокоила отшатнувшуюся модель Мастер. – В смысле, давно мёртвый. Хотя, я точно не уверена, возможно, это изначально был муляж, но не суть… Это – ваш новый костюм! Хит моей коллекции!

– А вырез для головы, я понимаю, здесь, – Анния указала на услужливо распахнутую пасть. Муляж или нет, а два ряда внушительных зубов крокодилу не забыли сделать.

– Это, конечно, было бы неплохо, – мелодично рассмеялась Руха, – но нет. Он крепится на спину. А спереди мы, конечно, подберем вам что-нибудь менее броское, но не менее шикарное! Как насчёт вот этого платьишка? О, не волнуйтесь, это обычная дублёная кожа, без лишних наворотов. Свинья или корова – не скажу, забыла у поставщика поинтересоваться. Что? Гринпис? Милая, вспомните, в каком веке мы живём! Они у меня и одеваются. Итак, приступим?..

 

Когда от Мастера удалось избавиться посредством стотыщ обещаний в «обязательном дальнейшем сотрудничестве», Анния, наконец, перевела дух и кивнула верному менеджеру.

– Давай следующего.

У менеджера явно всё было ОК с чувством юмора, потому что после кожаного кошмара Анния очутилась… в свадебном салоне. Модный дом, собственно занимающийся пошивом всей этой белоснежно-кремовой прелести под лозунгом «Мэри ми нау!», назывался не менее прелестно – «НАНИЕЛА». Что там ела Нани, Анния понятия не имела, но спросить у Мастера не решилась. То ли в виду природной вежливости, то ли в виду внешнего вида означенного.

Изящная, невысокая шатенка встретила её в обычном бледно-розовом платье. На этом вся обычность и заканчивалась. Если, конечно, за последние пять минут к этой категории не успели причислить две заострённые спицы-сенбоны (как у ниндзя), торчащие из причёски Мастера, и что-то, отдалённо напоминающее мясницкую пилу, эдак небрежно прикрепленное к поясу. К туфелькам и сережкам нареканий не имелось.

– Какая у вас осиная талия! – восхищенно распахнула большие глаза Мастер. – Ох, совсем забыла представиться! Тли Елали, к вашим услугам.

– Анния Ми, – машинально кивнула наша героиня, гадая, не Нани ли случайно ела Ли. – С чего начнём?

– Любое свадебное платье начинается с корсета! – с придыханием и шёпотом оповестила её Мастер. Видимо, это была какая-то реально большая тайна. – С вашей талией вы как раз упакуетесь в последний писк моды – мою лучшую разработку!

Корсет был выужен откуда-то из-под вороха свадебных платьев и был он… железный. Анния как-то даже не успела ничего спросить, а её уже реально упаковали в холодную конструкцию, после чего Тли Елали надела странные очки, взяла в руки сварочный аппарат, добытый из-под тех же платьев, и… в общем, корсет был, что называется, закреплен.

– Простите, – пискнула Анния, стоически пытаясь дышать в этом стальном захвате. – А как же жениху в первую брачную ночь рассшнуровы… э-э, распаковы… э-э, вскрывать эту… э-э… прелесть?

– О, да, моя модель прекрасна! – смахнула слезинку Тли, явно имея в виду не Аннию. – Полный эффект закрутки, никаких зазоров и прочего. Первая брачная ночь? Жених? Пф, дорогая моя, это давно уже каменный век! Мои модели создаются в первую очередь для тех женщин, которые не желают, чтобы их нежные телеса были испорчены грязными пальчиками этих похабных мужланов! Нет, невеста блистает сама для себя! А жених? Есть он или нет, какая разница?

 

«Свадебную феминистку» удалось уговорить на «вскрытие» только после миллиона заявлений о том, что выходить замуж Анния будет обязательно в её наряде. И даже без жениха. Отправив удовлетворенного Мастера доедать то, что осталось от Нани и Ли, Анния позволила менеджеру продолжить.

На сей раз ей досталась спортивная одежда, выпускаемая под лозунгом «Плей он ми!». Стоило задуматься, но название модного дома – «СОСАОМАОМА» – настраивало, скорее, на поломку мозговых клеток, чем на их активное использование. Слова по отдельности даже как-то произносить не хотелось.

Мастер в полосатых гетрах (на ногах), полосатых шортах (на бедрах), полосатом шарфе (на плечах) и лифчике в виде двух футбольных мячей (на… кхм, ясно где) доставлял отдельно.

– Зато ничто не стесняет движений! – жизнерадостно тряхнула кучерявой гривой Кутюрье в ответ на красноречивый взгляд и хлопнула модель по плечу. – Кали Сёма, к вашим услугам.

После чего Мастер вытащила сантиметр и тщательно измеряла зону «90-60-90». Для футбольной коллекции это было несколько странно, но Анния высказать свои сомнения не успела. Её упаковали в шорты, гетры, бутсы и… майку с вшитым туда бюстгальтером.

– Эм, уважаемая, – запнулась Анния, – вы, конечно, явно очень хорошего мнения о моей фигуре, но эта майка, м-м, великовата в определенном месте.

– А? – Кали оторвалась от зашнуровывания её бутс и сверкнула улыбкой. – Всё нормуль, не волнуйтесь! Так и надо! Сейчас, секундочку…

После чего вытащила… два футбольных мяча и, немного повозившись, пристроила их в майку. Да, именно туда, куда все подумали. Декольте сразу заиграло… невиданными красками. Анния честно постаралась взгляд не опускать.

– Зачем? – только и решилась спросить она.

Кали Сёма просияла, достала третий мяч, подбросила… и лозунг модного дома сразу стал ясен во всей красе. «Плей он ми!», кажется, понималось весьма буквально. Впрочем, высказать это Мастеру модель не успела – третий мяч мгновенно спружинил, и воодушевленный Кутюрье укатился вместе с ним куда-то в услужливо стоящие у дальней стены футбольные ворота в натуральную величину.

– Смотри-ка, работает! – восхищенно донеслось оттуда спустя пару секунд. – Проблема рикошетов и придирок судейства решена! Замечательно! Можно подписывать контракты с итальянцами и испанцами, им такое как раз необходимо! О, вы спрашиваете, почему именно с ними? Милая, а вы хоть раз видели любого из их игроков после того, как он забил гол и снял с себя майку? Догадываетесь о чём я? Там же такие «плей», такие «он ми»! Ах, где мои юристы?

 

Озабоченного футбольными реалиями Кутюрье удалось спровадить только после тщательнейшего обсуждения сохранения достоинств испанско-итальянских игроков, скрывающихся под их майками. С облегчением глянув на «сдувшееся» декольте, Анния позволила менеджеру продолжать.

Этот модный дом носил название «КАТИЛАНЬ» и шил обувь. Его Мастером была рослая девушка, в рабочем комбинезоне серого цвета и растоптанных шлёпках. Духом творческого человека от неё веяло за версту. Анния кротко сняла сапоги, приготовившись примерять то, что согласно лозунгу «Ран, бэби, ран!» позволит ей выигрывать марафоны.

Двадцатисантиметровые лаковые шпильки всех цветов радуги она увидеть не ожидала.

– Эйти Найн, к вашим услугам, – представилась Мастер, и Анния подвисла на пару минут.

– А, – прозорливо догадалась Эйти, – моё предыдущее имя было несколько скучно, так что пришлось выбрать новое. В честь моего блистательного хита, как раз под номером восемьдесят девять. Взгляните-ка!

Это точно были туфли – ярко-красные, со стразами, и каблук у них тоже был. Острый. То есть, натурально – это было лезвие ножа.

– Эм, уважаемая, – запнулась Анния, примеряя «хит» и судорожно хватаясь за стену, потому что стоять в этом было практически невозможно. Про «ходить», видимо, речи не шло вообще. – А как же ваш лозунг?..

– А что? – встряхнула гривой чёрных волос Мастер и ослепительно ей улыбнулась. – Как раз очень в тему. Теперь ни одна заядлая тусовщица не сможет пройти мимо моих малышек. Или рискует получить ножом в ступню… Ой, то есть, рискует пропустить распродажу! Конечно же, каждая должна иметь такую незаменимую вещь в своём гардеробе! У конкуренток не будет и шанса, вы согласны?

 

Избавиться от явно движимого какой-то застарелой местью Мастера удалось только после клятвенных обещаний скупить половину коллекции и обязательно поучаствовать в будущих марафонах именно в её обуви. Переведя дух, Анния велела менеджеру:

– Запускай следующего.

И они вошли – вдвоём. Блондинка в леопардовом комбинезоне в облипочку… и лев на леопардовом же поводке. Вопрос о том, кто из них Мастер реально висел в воздухе примерно пару секунд, пока блондинка не зыркнула на льва так, что он распластался на полу мягким ковриком, глядя на неё глазами котика из известного мультфильма.

Лозунг модного дома, носившего название «ОЙМОЁ» и занимавшегося пошивом меховых изделий, как-то сразу стал понятен. «Хир май роар!» тут было очень в тему, причём «роар» точно делал не лев.

– Мота Ёма, к вашим услугам, – поставив на льва длинную ногу, улыбнулась блондинка. А потом, порывшись в опять же леопардовом рюкзаке, который висел у льва на спине, вытащила… варежки. И шапочку с помпоном. И пушистые наушники.

– Приступим? – проворковала она, подхватывая руки Аннии пальцами с леопардовым маникюром. – Смотрите, какая прелесть! На эти рукавички ушли девяносто беличьих хвостов!

– Так много? Но у белок очень пушистые хвосты, хватило бы и одного-двух, – удивилась Анния.

– Ох, что вы! – всплеснула белыми рученьками Мастер. – Мне и девяноста было маловато! Ещё бы, повыщипывать из каждого определенное количество волосинок, чтобы в итоге хватило на каждую варежку, это та ещё задача. Что-что, милая? Сами белки? Конечно живы, что за вопрос! И даже отпущены обратно в лес! Не могла же я у бедняжек выщипать хвосты целиком! Они же живые и такие милые! Нет, братьев наших меньших надо беречь, скажу я вам. Вот, например, на эту шапочку мне пришлось уговаривать двести двадцать кроликов подставить свои хвостики, но дело того стоило, не находите?..

 

Сердобольного ко всему животному миру Мастера удалось выставить только после того, как Анния честно заявила, что на каждое меховое изделие в её собственном гардеробе она получила согласие с распиской от того животного, которое предоставило ей свой мех в распоряжение. После чего, покорившись судьбе, попросила ввести следующего.

Этот Мастер был одет в джинсу целиком – начиная от сережек из джинсы в ушах, и заканчивая обувью из того же материала. Модный дом гордо заявлял, что он зовётся «ВАНЯОМ», а лозунг требовал «Холд ми тайт!».

– Оя Мя, – представилась Мастер, у которой не наблюдалось ни узких глаз, ни каких-либо других признаков восточной внешности. Но имя и род занятий этому несколько противоречили. – К вашим услугам.

– Знаете, я обожаю джинсы, – вежливо улыбнулась ей Анния. – У меня в гардеробе есть самые разные.

– О, дорогая, после моих вы другие больше не пожелаете надеть, – усмехнулась Оя Мя, протягивая ей вполне себе обычные на вид джинсы-дудочки. – И сумеете сэкономить на многом другом, опять же с их помощью.

Анния облачилась в предоставленную ей модель, и с удивлением отметила, что сидят они идеально. Плотно облегают, но не стесняют движений. Покрутившись перед зеркалом, она удовлетворенно кивнула, расстегнула ремень и поняла, что джинсы не снимаются.

Причина была проста до безобразия – они прилипли.

– О, вы оценили, я вижу! – обрадовалась Оя Мя, несколько неправильно истолковав взгляд своей модели. – Прекрасно держат форму, прекрасно подходят и, в чём их отдельный, несомненный, но пикантный плюс, это то, что, имея мою одежду, ходить в салон красоты вам уже не нужно. Понимаете, о чём я? Долой воск, лазер, бритву, шугаринг! Мои джинсы сделают всё за вас!

 

Содрать с себя «писк экономии» удалось только потому, что шугаринг у Аннии был как раз два дня назад, а выпроводить Мастера она смогла лишь после того, как подтвердила, что все салоны красоты теперь точно обанкротятся. Спустя пару минут менеджер открыл дверь следующему.

На этого Мастера стоило посмотреть отдельно, но, по правде говоря, не сильно хотелось. Возможно, лишь в виду природной скромности, которую Анния сохранила даже в роли топ-модели. Впрочем, тут это мало помогло и Мастер модного дома «ОКОЛЕНО», облаченная в кружевную комбинацию и пеньюар предстала, перед ней во всей красе. Видимо, в лозунге «Свит линжери» забыли дописать слово «транспарент», но просвечивание каждой детали от этого не стало менее заметным.

– Уна Эко, – с придыханием представилась Мастер. – К вашим услугам.

При ней был кружевной же чемоданчик, из которого она вытащила… клубок шнурков. После нескольких быстрых манипуляций, оный принял какую-то форму, но какую именно – Анния не понимала до сих пор.

– Прекрасная модель, не правда ли? – Уна нежно взглянула на шнурки. – Лучшая в моей коллекции. Хотя, конечно, она несколько… рискованна.

– Если честно, то да, – хихикнула Анния. – Я даже не совсем понимаю…

– Видите ли, обычно я создаю лишь отдельные модели, – продолжила Уна Эко, как ни в чём не бывало, – но перед вами – закрытый купальник, и мне он дался не в с первого раза.

Анния честно попыталась увидеть в шнурках закрытый купальник. Мозг отказался работать. Глаза поддержали мозг.

– Но в нашей работе риск всегда оправдан, – встрепенулась Уна, встряхивая «закрытым купальником». – Поэтому я считаю, что с приходом летней жары эти модели с руками станут отрывать! А если вот в этом месте расстегнуть, а в этом немного приспустить – эффект будет ещё лучше. Представьте, какой шикарный будет загар!

 

Мастера шнурков и подвязочек удалось выпроводить только после торжественных обещаний, что отныне весь свой деликатный гардероб Анния будет закупать именно у неё, и делать селфи с летним загаром именно в данной модели. После чего, менеджер позволил последнему Мастеру, наконец, появиться.

Впрочем, если остальные Мастера на обремененных модными веяниями людей были похожи весьма и весьма, то девушка в белом медицинском халате – вряд ли. Чемодан при ней тоже был – хромированный кейс с тройным замком.

Но ошибки быть не могло, это был Мастер Кутюрье модного дома «СЛОУДИ», выступавшего под оригинальным лозунгом «Шайн брайт». И занимавшегося, естественно, тем, что всё женское население мира любило больше всего – бриллиантами.

– Моса Яма, – представилась Мастер. – К вашим услугам.

После чего распахнула кейс и достала оттуда небольшую бархатную коробочку и… какой-то стальной агрегат с длинной трубкой на конце.

– Приступим? – уточнила Моса Яма и, дождавшись несколько озадаченного кивка, улыбнулась. – Отлично, раздевайтесь.

– Зачем? – опешила Анния.

– Как? – выгнула бровь Мастер. – Конечно, вот их я спокойно вставлю вам и так, – она раскрыла коробочку, где лежали… бриллиантовые линзы для глаз и бриллиантовая накладка на губы. – А вот для всего остального нужно обязательно снять одежду. Защитная плёнка просто так не наносится, кроме того, уровень распыления бриллиантовой пыли для защиты вашего тела должен четко регулироваться. Что? Зачем? Ну как же, это ведь новейшее достижение микробиологии! Теперь ни один микроб не пристанет к вашей коже, они просто к ней не пробьются! К нам в очередях стоят. Люди, разумеется, не микробы. Давайте поторопимся, у вас тут столько одежды, чувствую, время утекает.

 

Повёрнутого на чистоте Мастера удалось уговорить ничего не распылять только после того, как Анния подтвердила, что у неё от рождения стальной иммунитет и ни один, даже самый отчаянный, микроб к ней не липнет – дохнут на подлёте. Удовлетворенный Мастер вышла в специально отведенную комнатку, где уже расположились семеро предыдущих гостей. Менеджер уставился на Аннию весьма выжидательно.

– Итак, нам нужно выбрать одного из них, я правильно поняла? – уточнила та.

Кивок.

– И стать лицом выбранного бренда?

Кивок.

– И заключить длительный контракт?

Кивок.

– И послать… вежливо отказать всей этой код… каждому нельзя?

Отрицательный кивок.

– И что делать? – взвыла девушка, вскакивая на ноги.

От её вопля дверь распахнулась, и восемь Мастеров ввалились внутрь – им, видимо, показалось, что решение уже принято, и каждый торопился первым его выведать.

Пока они все шумели наперебой, в комнату просочилось ещё одно действующее лицо. Откашлялось и все замерли.

– Кто вы? – прищурилась Анния.

– Я – «НОНЭЙМ», – с гордостью провозгласило лицо.

– Нет! – взвыли Мастера (лев поддержал где-то за пределами комнаты). – Только не «НОНЭЙМ»!

– Что вы шьёте? – Анния сделал шаг вперед.

– Всё! – с достоинством ответили ей.

– Крокодилы, шнурки, накладки, шпильки?.. – ещё шаг.

– Только натуральный продукт, адекватного производства, – новый ответ.

– И напоследок, – Анния сделала эффектную паузу. – Какой у вас лозунг?

– «Но нэйм, но бренд, но хаус», – с готовностью откликнулось лицо.

– Беру! – воскликнула Анния.

Лицо просияло и выудило откуда-то из неизвестности контракт:

– Прекрасно, тогда подпишите вот здесь…

 

Создавала бренды: Мастер Моса Яма из «СЛОУДИ»

Ценные советы давала: Мастер Кали Сёма из «СОСАОМАОМА»

За кадром пахали негры: остальные Мастера

 

25 марта 2018 г.

Автор: Lady Clow (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up