TWOC
Как Нефрит Луну поздравлял

Название: Как Нефрит Луну поздравлял

Автор: Lady Clow (проза) и Sailor lucky (поэзия и идея сего издевательства!).

Бета: Sailor lucky.

Размер: мини, 2622 слова.

Пейринг/Персонажи: Луна, Нефрит и медведь.

Категория: джен.

Жанр: юмор.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2009.

Содержание: Бонус ко дню рождения Луны! История о том, как и почему Нефрит подружился с медведем.

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

– И забери свой рубин с собой! Видеть тебя не желаю! – с этими словами Рэна швырнула подарок в мужчину и с гордым видом удалилась в дамскую комнату. Пудрить носик и точить коготки, разумеется! Надо же отобрать рубин в честном бою!

– А как все хорошо начиналось! – вздохнул Нефрит и постарался припомнить, что собственно начиналось. И зачем оно вообще начиналось!

А начались все его несчастья с Эриола (кто бы сомневался!). Их любезный Президент собственноручно разбудил Нефа (радуйтесь, любительницы яоя! Плачь, Рэна!) и ласково так поинтересовался:

– А какое сегодня число?

И пока Китано пытался понять, где тут подвох, коварный Эриол сам же и ответил:

– Девятнадцатое!

Тут до Нефрита дошло, у КОГО вкого этот день Д.Р. (плачьте, поклонницы яоя! Радуйся, Рэна!) и его срочно увезла любезно вызванная Эриолом скорая. Так что все утро Китано провел в попытках прийти в себя в местной больнице. Но стоило «больному» пойти на поправку, как к нему стали приходить посетители. Да не простые, а клоувского пошива.

Первой приперлась сердобольная Рин. С апельсинами (турецкими, не иначе!) и яблоками (тоже не по сезону!).

Водрузив фрукты прямо на пол, она пододвинула свой стул к койке и сочувственно поинтересовалась:

– Все так плохо, да?

После этих слов стало еще хуже.

– А ты пытался как-то это «плохо» исправить? – мягко намекнула Рин.

– Твои предложения? – решил переложить свои проблемы с больной головы на здоровую Нефрит.

– Я? – с вежливой улыбкой растерялась девушка. – Ну… если б я была на твоем месте… я бы постаралась за столь короткий срок придумать что-нибудь интересное для неё. Не сложное. Подари ей большущий букет!

– Роз? – приуныл Нефрит, прикидывая, сколько у него осталось денег в заначке.

– Нет! – решительно отмахнулась Рин. – Розы, это банально. А вот травушки всякие! Пахучие, ароматные…

«Вонючие, зато дешевые! – додумал он. – То, что нужно!»

– Эврика! – просиял Нефрит.

– Ещё одна! – возмутилась Рин, блюдя интересы подруги. – И где ты с ней познакомился?!

– Спасибо, ты мне очень помогла! – не вдаваясь в объяснения, поспешно выпихнул девушку за дверь Китано.

 

Буквально через час он с ракетоносной скоростью закидал окно (благо, открытое!) любимой гигантскими букетами… из шиповника (пахучего!), крапивы (колючей!) и можжевельника (вонючего!). А посему вполне предсказуемо (ну, Луна с утра пораньше не настроена принимать ничего кроме роз… с куда более приятным ароматом) вернулся на больничную койку с исколотыми в крапиве руками, и заткнутыми можжевельником ноздрями (для улучшения обоняния!).

 

Вопреки ожиданиям, вместо очередной клоувцы приперся Эриол… с очередными апельсинами. А после можжевельника аллергия на них как-то усилилась…

– Кто там на очереди? – пропел всезнающий Чеширский Кот, поставил апельсинки на тумбочку и слинял, уступив нагретое место на стуле… Леди Clow .

– О, нет! – Нефрит нырнул под одеяло. Встреча со «вторым Clow» (судя по раздраженному виду этого второго) ничего хорошего как-то не предвещала.

– И как ты вообще до такого додумался? – вместо приветствия проворчала она. – Благодаря твоим… букетам у нас весь дом провонял! Рури и Хари расчихались, а Луна, ты знаешь, ой, как заботится о своих кошечках!

– Знаю… – погладил исцарапанную вышеупомянутыми кошечками щеку пострадавший. – А у тебя идеи есть?

– Тебе нормальный вариант или с летальными последствиями? – хладнокровно поинтересовалась Аями.

– А сама не догадываешься?! – Нефрит посмотрел на неё подольше, с намеком.

– Значит, с летальными, – безжалостно заключила Соума.

– Ы-ы-ы! – пострадавший запустил в неё апельсинкой. Аями уклонилась, прям, как Эриол (не иначе у него набралась этих фокусов, тьфу!).

– Ну-у… – глубокомысленно (ага, как же!) задумалась посетительница, – по части фантазий у нас спец Лаки. Я могу посоветовать лишь что-нибудь романтическое…

– Только не розы! – скрестив руки в жесте «Чур меня!» возопил Нефрит.

– Ха! Розы! Кому нужны эти розы?! Я имела в виду настоящую романтику! Например, плакат больших размеров, с её изображением. Какой-нибудь фоткой, где она хорошо получилась. И пригласи музыкантов, например. Пусть исполнят гимн в её честь, пока ты плакат демонстрировать будешь.

– А я в этом разбираюсь? – возмутился Нефрит.

– А это мои проблемы? – донеслось уже из-за дверей, которые секундой позже захлопнулись за Аями.

«Музыканты… – мыслил деятельный влюбленный. – Ха! Очень они мне нужны! Тем более, мужского пола. Будут ещё пялиться на её фотку, у меня, кстати, есть идея насчет оной. Где она сто процентов ХОРОШО получилась».

 

Музыкантов было решено заменить рупором. Музыку – словами любви.

К счастью, фотка подобралась отличная. На ней Рэна была в красивом раздельном купальнике, широкополой шляпке и со стаканчиком сока в изящных пальчиках.

К несчастью, громкоговоритель оказался с ОЧЕНЬ высоким качеством звукопередачи (а слова, вполне понятно, громкими), а Рэна ещё спала. А фотку оценили ещё и соседи (свистом и улюлюканьем).

Пока Нефрит отмахивался от не в меру активных жереб… соседей, в окне нарисовался оригинал. К несчастью.

 

Эриол не поленился припереться и в третий раз.

– Засуньте себе эти апельсины… – процедил Нефрит, но не закончил, узрев вместо как раз покинувшего его президента (апельсины оставил, гад!!!) Лаки.

– Чур, меня! – на сей раз Китано очутился под кроватью.

– А плакат был ничего! – приветствовала его улыбчивая сестричка «идеальной советчицы» (для тех, кто не понял – это в кавычках!).

– Чем я провинился?! – заламывая руки (но не слишком старательно – они ему ещё нужны для дальнейших… экспериментов с жизнью!), воскликнул пострадавший.

– Ты хоть знаешь, сколько ей лет исполняется? – полюбопытствовала Лаки.

– Звонок другу? – молитвенно сложил ручки Нефрит.

– Алексу?! – резко втянула ноздрями воздух Лаки. – Да он считает, что мне до сих пор двадцать!

– А тебе, кстати, сколько? – подозрительно прищурился Нефрит. – Ты вообще, совершеннолетняя?

– Статью Алексу шьешь? – коварно уточнила та. – Не выйдет! Ну, так что?

– Помощь зала? – с надеждой откликнулся Китано.

– А в глаз?

– 22! – сразу «вспомнил» Нефрит.

– Вот и отлично. Значит, так. Слушай, как надо правильно поздравлять приличных девушек. Покупаешь 220 шариков и на каждом пишешь 22 и «С Днем Рождения». Я… понятно объясняю?

И хотя Нефрит усомнился, приличная ли девушка Луна, и знает ли Лаки значение слова «правильно», выбора у него не было. Против Лаки… Против лома нет приема.

 

Шарики были красивые, разноцветные… Что не помешало Луне проколоть половину своими коготками. Отчаянная мысль «Что я ОПЯТЬ не так сделал?!» даже не успела пронестись в голове Китано, как он снова очутился на больничной койке. А вы попробуйте 220 раз назвать при всех соседях (жеребцы ржали аки кони!) возраст вашей девушки, особенно когда по негласному правилу феминисток «Истинный возраст женщины не должен быть известен никому кроме неё самой!»; а потом торжественно (не замечая искорок в очаровательных глазках!) вручить ей эти клятые шарики, и не менее торжественно (с отвисшей челюстью!) наблюдать, как она взмывает с ними в небо. Растерявшись, Нефрит не придумал ничего умнее, как спросить: «А ты куда, любимая?». Вразумительного ответа он, к счастью, не получил (точнее, не услышал!), посему кинулся за помощью. Та прибыла в облике Джо… с ружьем!

Один выстрел – и он снова в больнице (причем стреляли-то не в него, но получил все равно – женская логика!).

 

Как ни странно, невольная «помощница» приперлась следующей. После, конечно же, Эриола. Тот положил на столик очередные апельсины, улыбнулся:

– Ты только шпильки не бери, – и был таков.

Нефрит в него этими апельсинами даже кинуть не успел. При чем тут шпильки вообще?! Вот что занимало его мысли пару следующих секунд, пока в палату не ворвалась Джоана.

– Короче, так! – с ходу объявила она. – Из-за твоих шариков, Луна ушибла копчик, и теперь ей нужен массаж!

– Кто это сказал? – засомневался Неф.

– Я сказала! – сунув ему под нос кулак, авторитетно ответила Джоана. – Ты этот массаж ей сделаешь!

– Всегда готов! – аж подскочил на койке Китано. – А какой?

– Иглоукалывание! – огорошили его.

– А это что, массаж?! – вытаращился он.

– А вы с Луной что, в этом так разбираетесь? – хмыкнула Джоана, вручая ему что-то отдаленно напоминающее… цыганские иголки.

 

Лечь Луна согласилась. Обнажить гибкую спинку тоже. И закрыть глаза. И расслабиться.

Стать дикобразом ей почему-то не захотелось. Совсем. Первую же иголку она превратила в мини-копию подковы, а Нефрит начал всерьез опасаться, что сейчас и его самого завернут в бараний рог. К счастью, силенок на это Луне не хватило. Зато хватило на иглоукалывание, после которого дикобразом себя почувствовал уже Неф. В больнице. После операции по вынимаю иголок из самой мягкой на его теле точки.

 

Поэтому очередной визит Эриола он встретил в позе уверенного в себе человека – лежа на животе. Пульнуть в довольно скалящегося президента апельсинкой из этого положения было как-то трудновато, но Нефрит честно попытался. Мелкий паршивец апельсинку поймал, даже сказать спасибо не забыл, после чего похлопал Нефа по тому месту, где должен был располагаться его живот (который как раз в виде исключения поменялся местами со своей ближайшей «знакомой»), и, выслушав ответный вопль, удалился, галантно пропустив в двери Хотару.

– Йоу! – подняла руку в знак приветствия та.

– Только не хлопай! – попробовал остановить грядущее Нефрит.

Не успел.

– Прости, не поняла, что ты на животе лежишь, – после очередного вопля повинилась Хотару.

– Да… это незаметно… – процедил он сквозь зубы. – Ну? Какие у тебя идеи?

– Рок! – уверенно ответила Хотару.

– Карма? – не понял пострадавший.

– Музыка, – снисходительно пояснила та. – Сыграй ей рок-балладу. Тех же «Ромео и Джульетту» (тьфу-тьфу-тьфу!) на худой конец. Музыка красивая, играть не сложно. Ей понравится!

– Уверена? – засомневался Нефрит.

– Проверено! – ему продемонстрировали знак «Виктория».

– Кем?

– Мной.

– На ком?

– На Хауле.

– Ясно. Гитара есть?

 

Рок-баллада оказалась легкой до отвращения. Последняя эмоция принадлежала уже не ему, а, собственно, имениннице, которая «прЭзент» явно не оценила. Просто потому, что Нефрит не успел сыграть даже вступление. Заметив нагло закрытые окна любимой, он подумал, что с одной колонкой она его вряд ли услышит, и добавил ещё три. Вышеупомянутые окна рок-балладу оценили – вылетели с треском и звоном после первого же аккорда. Следом в уже пустой раме показалась Луна, собственноручно обустраивавшая интерьер дома в целом, включая конкретно эти окна.

Врачи только головами качали, пытаясь вылечить оглохшего на оба уха парня. К счастью, временно оглохшего, потому что перепонки после удара гитарой об землю, и последовавшим за этим её прощальным аккордом из колонок не лопнули. Но таковыми притворялись. Из инстинкта самосохранения, не иначе. А то Луна б ещё добавила.

 

В качестве раздражающего фактора Эриол превзошел сам себя – приперся снова.

– Где апельсины? – пронзил его убийственный взглядом Нефрит.

– Закончились, – улыбнулся Эриол и тихонько добавил. – Зато началось нечто куда более интересное…

– Ась?! – со слухом у Нефрита все ещё были кое-какие проблемы.

– Я говорю, поправляйся скорее, – подмигнул президент и был таков.

А на пороге объявилась Натли.

– Что-то вы ко мне зачастили, – с чувством высказался Нефрит.

– Не ори так громко, я тебя прекрасно слышу, – аж дернулась Натли. – Этот твой жуткий рок всем нашим окнам до сих пор аукается! Луна с Хотару вообще здороваться перестала! Чем вы оба думали?!

– Да уж явно не мозгами… – прошипел «больной». – Короче, ближе к делу! Есть предложения?

– Есть! Приготовь ей романтический ужин с суши, икрой и шампанским! Ингредиенты купишь в специальном магазинчике – я дам тебе адрес. Где достать икру и шампанское сам думай, голова ещё вроде не отвалилась.

– Угу. А готовить как?

– А тут все написано, – Натли сунула ему в руки поваренную книгу. – Только ничего не перепутай! Рассчитываю на тебя!

 

В итоге на приготовление суши Нефрит убил добрых часа три, зато результат был достигнут. Луна с чисто гастрономическим интересом обозрела три красивых блюда с суши и бутербродами с икрой. Рядом пускали пузырьки бокалы с шампанским.

Суши ей даже понравились (а значит, не зря он добавил кое-какие ингредиенты по своему вкусу!), и все было просто замечательно, пока Китано не вздумал с какого-то бодуна ляпнуть, из чего он данные яства приготовил. После «озерных водорослей» киса слегка изменилась в лице, на «рыбной печени» подавилась икрой, а «завязочки из комариных усиков» явно не оценила. В итоге все три блюда Нефрит доедал в гордом одиночестве. Не то, чтобы он был так уж голоден – просто стоящая над ним Луна ну о-очень настаивала.

 

Желудок ему в больнице, конечно, промыли. Но с тех пор слово «суши» вызывало нервную дрожь и икоту.

– Ик! Комариные усики… Ик! Под змеиным соусом… Ик!

В таком состоянии его и застал Эриол. Вместо апельсин этот паразит водрузил на прикроватный столик… колодезную цепь с ошейником!

– Понадобится, – ответил он на обалделый взгляд Нефрита, подмигнул и удалился.

Пока Китано ошалело размышлял, с каких это пор его подопечный разбирается в BDSM и садо-мазо приемчиках – и как ему вообще в голову пришло предложить такой вариант в качестве подарка девушке на ДэРэ – в палату солнечным зайчиком проскользнула Миюки.

– Эх, ты! Это только у мужчин сердце лежит через желудок, а у женщин-то по-другому! – увещевала она. – Поэтому, давай-ка, ноги в руки и дуй за мишками!

– Мишками?! – округлил глаза Нефрит.

– Ну, да! Тедди! – весело хихикнула советчица (ещё одна!). – Только выбери мишку побольше. Чем он больше – тем мягче!

 

Мишку Нефрит выбрал – большого, мягкого и живого. В смысле, совсем живого. Из зоопарка. Куда Луну в итоге и притащил. В зоопарке ей понравилось, и мишка тоже полюбился, но лезть к нему в клетку она почему-то наотрез отказалась. А на попытку аккуратно её туда проводить, решительно возмутилась, и не менее аккуратно забросила в вышеупомянутую клетку к очень даже мягкому мишке самого кавалера. Медведь в восторг не пришел – возможно, потому что в соседнем вольере вольготно расположилась красавица-медведица, которой он уже вторую неделю подряд строил глазки и зубки, а тут нате вам – бросают ему в клетку какого-то мужика, ещё и прилипшего к прутьям и истерически орущего «Любимая, прости! Был туп-с и глуп-с! Вытащи меня-я-я!». Медведица фыркнула («Не знала, что ты предпочитаешь мужчин!») и уползла к себе в берлогу. Медведь приуныл. Нефрит тоже. Потом оба отвергнутых вдумчиво изучили друг друга и уселись рядышком – жаловаться на бессердечных коварных баб.

 

Из клетки Нефрита вытащили только под утро, причем он, когда его уже уводили, выкрикивал медведю воодушевляющие напутствия типа «Мужик! Не дрейфь, они ещё будут наши!». Мишка прощально махал лапой вслед, искренне жалея, что расстается с таким приятным собеседником!

 

Появившийся вместе с Эриолом в палате Алекс скорбно оглядел друга. Нефрит их тоже оглядел – не менее скорбно, ибо уже намеревался вытрясти из президента энный по счету дух, а он, видимо, нюхом учуял и привел телохранителя.

– Нет, я, конечно, все понимаю, – осторожно начал Алекс, – но как ты дал себя уговорить этим… милым девушкам?! Я ещё могу понять постоянное присутствие Эриола в этой палате, но послушаться советов подруг Лаки – это чересчур!

– А что ты предлагаешь? – жалобно проскулил Нефрит.

– Романтический ужин…

– Было, – поморщился Нефрит.

– …драгоценности…

– А прокатит?

– …и коленнопреклонные извинения, – закончил Винтер. – Два раза головой об пол стукнешься, и…

– Меня она больше не увидит! – мрачно представил безрадостную перспективу Китано.

– А ты попробуй, – посоветовал Алекс, решительно вытряхивая друга с больничной койки. – И вообще, хватит валяться, у Эриола вон деньги на апельсины закончились!

– А не сами апельсины?! – распахнул варежку Нефрит.

– Ну, Алекс… – с притворным укором взглянул на мужчину президент.

 

Вот мы и плавно подошли к тому, чем все закончилось. Пока Луна, гневно сопя, припудривала носик, Китано разглядывал кольцо и мыслил, как загладить вину (причем какую – он понятия не имел, но то, что виновен – факт!). Перебрав в уме все предложенные клоувцами и Алексом варианты, он решил, что надо сделать что-нибудь эдакое. Например, спеть. Музыкальных инструментов под рукой не оказалось, но для деятельного ума это не оказалось проблемой.

Быстро сгоняв на кухню, он вернулся с ворохом кухонной утвари, разложил это все на полу перед дверью дамской комнаты и начал…

 

Песенка Нефрита:

Мне не жаль, что тобою я не был любим…

Я подарок тебе выбирал…

Мне не жаль, что теперь я разлукой томим…

Я ведь просто тебя поздравлял!

 

Мне не жаль, что меня ты не так поняла…

И теперь я страдаю один…

Только жаль, что подарок ты мой не взяла…

А ведь то был большущий рубин!

 

Мне не жаль, что потом ты меня прогнала…

Я, наверно, опять заслужил…

Но мне жаль, что рубин ты назад отдала…

Я же целых полгода копил!

Мне так жаль…

Как мне жаль…

 

Луна вышла из туалета уже на второй строке, с искренним удивлением в зеленых глазках разглядывая любимого, сидящего на полу в позе лотоса. Вокруг лежали кастрюли, по которым он постукивал ложками, зажатыми в левой руке. В правой руке располагались крышки, коими он время от времени ударял друг от друга, вызывая небывалые аккорды.

Закончилось все дробным грохотом и лязгом, прозвучавшим на удивление мелодично. Китано встал на колени и подполз к Луне. Посмотрев на нее со щенячьей преданностью на лице, он расплылся в широкой улыбке. Кошка округлила глаза и искренне расхохоталась, мгновенно простив ему все.

Между белоснежных зубов любимого (придавая его челюсти блеск, какой не смог бы обеспечить ни один «Блендамед») было зажато рубиновое кольцо.

P.S.

Клоувцы расслабленно сидели в гостиной в компании коварно ухмыляющегося Эриола.

– Все-таки хорошо мы сегодня поработали! – сладко потянулась Лаки.

– Да, сегодняшний День Рождения Луна никогда не забудет, – хмыкнула Леди Clow .

– Это уж точно, – улыбнулся Эриол, и поднял на раскрытой ладони аппетитный фрукт. – Хотите апельсинку?

 

19 июля 2009 г.

Автор: Lady Clow (проза) и Sailor Lucky (поэзия и идея сего издевательства!). (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up