TWOC
Третий дракон +18

Название: Третий дракон +18

Автор: Sailor Lucky.

Бета: akino_ame, нагината., Добрый Коу.

Размер: миди, 6520 слов.

Пейринг/Персонажи: Айро, Озай, Азулон, драконы.

Категория: джен.

Жанр: Angst.

Рейтинг: G-PG.

Год создания: 2014.

Дисклаймер: от прав на персонажей и вселенную отказываюсь.

Содержание: Убийство легендарных драконов должно стать испытанием для принцев страны Огня — Айро и Озая. Однако таинственные силы, вмешавшиеся в их путешествие, ставят каждого из братьев перед зловещим выбором. И чей огонь в итоге погаснет, определит лишь время.

Предупреждение: Материалы на странице не предназначены для лиц младше 18 лет: возможна ненормативная лексика, откровенные сексуальные сцены, художественное изображение жестокости и насилия.

Примечание: таймлайн может не всегда совпадать с каноном. История, в принципе, об Айро и Озае, поэтому остальные персонажи проходят всего лишь легким фоном.

Посвящение: Огромное спасибо чудесной команде WTF Avatar 2014! Без них я бы так и не дописала этот фанфик.

Размещение: с разрешения автора и со ссылкой на клуб "Clow".

Драконы летели совсем низко, задевая крыльями ветки деревьев. Величественные, гордые создания казались воплощением огня, способного уничтожить все на своем пути. Люди, такие маленькие и жалкие по сравнению с драконами, смиренно опустились на колени, приветствуя истинных учителей древней магии.

Айро стоял в отдалении, наблюдая, как красные и синие крылья закрывают небо. Ему хотелось навсегда запомнить увиденное — настолько красивыми были драконы. Он в восхищении наблюдал за ними, внешне сохраняя полное хладнокровие. Полет, казалось, длился бесконечно, позволяя насладиться небывалым зрелищем.

В древности, когда охотники за драконами еще не родились, драконы считались священными созданиями. Их почитали, боготворили, к ним относились с огромным уважением. Они могли охотиться в любом уголке страны Огня, лакомясь самой лучшей олениной. И никто не подумал бы считать их кровожадными чудовищами, сжигающими людей одним дыханием.

Третий дракон возник из туманной дымки до того, как Айро успел его увидеть. Слишком внезапным было появление, слишком странным окрас. Тусклый, с красно-синими переливами, дракон казался другим, более старым и дряхлым. И только выражение глаз было смертельно опасным. Вот он развернулся, перевернувшись несколько раз в воздухе, демонстрируя всю свою мощь, а затем стремительно спикировал вниз, под крики разбегающихся людей. Он напоминал безжалостное пламя, поглощающее все на своем пути.

Огненные языки достигли верхушек деревьев, превратив опушку леса в горящий котел.

«Это конец», — осознал Айро. Он понимал, что нужно спасаться, но взгляд дракона словно приковал его к месту, заставляя наблюдать за ужасным зрелищем.

Застигнутые врасплох люди вспыхивали, как факелы, и по инерции продолжали бежать, неся погибель остальным. Тошнотворный запах жареного мяса перемежался с душераздирающими криками. Волосы людей сгорали мгновенно. Живые факелы тщетно пытались спастись, сдирая с себя одежду вместе с кожей. Они еще чувствовали, но говорить не могли, только кричали в надежде заглушить боль.Стоявшие около Айро люди покрылись мутными пузырями, готовыми вот-вот лопнуть.

«Такого не может быть, — отрешенно подумал он. — Стадия возникновения ожогов…».

Закончить мысль ему не удалось: ближайший человек вспыхнул и превратился в горящий кусок живой плоти. Только руки, до которых еще не добралось пламя, казались неестественно белыми. Человек тщетно пытался сбить огонь с лица, снимая целые горящие полоски кожи. Он метался в поисках воды, не видя ничего пустыми глазницами, а затем беспомощно упал и завыл. Его маленькая дочка плакала, объятая пламенем. У нее не было волос, зато сохранилось покрытое гарью личико. Айро застонал и отвернулся, не желая видеть процесс разложения и по-прежнему пытаясь сдвинуться с места.

Огромные горящие глаза дракона не отпускали, затягивали, словно расплавленный янтарь.

Айро стоял посреди бушующего пламени, не в силах пошевелиться. Он знал, что еще немного, и смертоносное дыхание уничтожит и его самого. Вот начали гореть волосы, стремительно вспыхнули кожаные сапоги, а на лице появились волдыри. Пронзительная боль в горле заставила содрогнуться, согнуться пополам.

— Чувствуешь? Ты чувствуешь, каково это — гореть заживо? — голос звучал тихо, надтреснуто, словно шел издалека.

Айро попытался поднять голову, чтобы увидеть того, кто говорил, но ужасная боль вновь пронзила грудь. Кожа начала лопаться, обнажая кости. Айро пошатнулся и упал на землю, не ощущая ног. Жар усилился.

— Чувствуешь, как пламя сжигает тебя? Стирает с лица земли?

Страшный дракон висел прямо над Айро, обнажив клыки и выдыхая синий огонь. Он казался воплощением самых ужасных кошмаров.

— Кто ты? — Айро не узнал собственный голос. — Что тебе нужно?

Раздался громкий рев, пронзительный и торжествующий, заглушающий все звуки. Жар пламени стал невыносимым.

— Кто ты? — эхом прокатилось вокруг.

Отблески пламени окрасили опушку в багряно-желтый цвет, словно стирая все вокруг: людей, траву и деревья. Если бы Айро мог покинуть тело и взлететь, он бы смог увидеть древний Огонь в его первозданной красе. Казалось, что сама стихия решила уничтожить землю.

Драконий рев прервался так же внезапно, как и возник. Крики умирающих затихли, и наступила оглушительная тишина. Айро дернулся, понимая, что не ощущает больше собственного тела. Боль прошла, полностью опустошив разум, унеся с собой страх и горечь.

Дым рассеялся, позволяя любоваться бушующим Огнем. Небо заволокли серые тучи, словно природа решила взять опасную стихию под личный контроль. Айро чувствовал легкость во всем теле, не веря тому, что остался жив. Останки людей постепенно исчезали с лица земли, а он все не мог двинуться с места. Лишь жар, теплившийся прямо в горле, усилился, заставляя хватать ртом воздух. Айро на миг показалось, что он горит изнутри.

— Хватит, прекрати! — умолял его собственный голос, потерянный, испуганный. — Прекрати! Больно!

Земля стремительно ушла из-под ног, исчезла, превратившись в далекое выжженное пятно.Айро почувствовал, как слезы катятся по щекам, остужая горячую кожу, смывая ужасные видения. Он плакал и никак не мог остановиться.

— Холодно, — услышал он перед тем, как потерять сознание. — Холодно, папа!

 

Хозяин Огня Азулон обеспокоенно смотрел на своих сыновей, обсуждавших предстоящий военный поход: они тихо переговаривались, считая, что отец не слышит их. Азулон не спешил выказывать свою осведомленность, давая сыновьям возможность почувствовать свободу. Военный совет проходил в жарких дебатах о том, стоит ли нападать на Царство Земли. Офицеры высказывали свои предположения, а принцы тем времен обсуждали, кому отец поручит командовать армией.

Младший, Озай, не обладал большим военным опытом, поэтому с тайным отчаяньем надеялся отправиться в поход вместе с братом. Озай был уверен, что именно старший принц, полковник Айро, возглавит армию. Другие варианты младший не рассматривал, справедливо полагая, что брат способен привести их к победе. Озай считал, что Царство Земли должно быть разрушено, а его столица — стать новой крепостью страны Огня.

Азулон, рассматривая младшего сына, незаметно покачал головой. Порывистый и амбициозный, Озай слишком рьяно стремился установить господство народа Огня над другими странами, не понимая, что умение выжидать порой позволяло завоевать больше, чем все блестящие наступления вместе взятые. Айро, к примеру, отлично усвоил воинскую науку и именно поэтому не стремился оправиться в поход прямо сейчас. К тому же он считал, что еще не готов вести солдат в бой. Азулон иногда ловил себя на мысли о том, что Айро не хватает честолюбия брата. Будь старший принц более амбициозен, давно бы уже командовал всей армией.

— Айро, Озай, — позвал Азулон, заставив всех разом умолкнуть.

— Хозяин Огня, — почтительно поклонились принцы.

— Мы желаем узнать ваше мнение о военном походе!

Айро кивнул и, выйдя вперед, четко и внятно обрисовал свою позицию, предлагая подождать и получить как можно больше информации об армии противника. Выслушав сына, Азулон хмуро кивнул, давая понять, что не удивлен. Озай, слегка волнуясь, сказал, что Царство Земли нужно завоевать, и попросил дать ему возможность поехать с братом. Азулон кивнул еще более хмуро, демонстрируя недовольство столь дерзкой просьбой.

— Мы хотим напомнить принцу Озаю, что он — единственный наследник трона после принца Айро. И если в походе погибнут оба принца, страна Огня останется без будущего. Поэтому вопрос даже не обсуждается!

Озай вспыхнул, но, перехватив предостерегающий взгляд Айро, смолчал. Хотя было видно, насколько трудно ему давалась такая покорность. Азулон хмыкнул и вернулся к обсуждению возможного нападения на Царство Земли, оставив сыновей в покое.

— Он ненавидит меня, Айро, — пожаловался Озай, когда они покидали зал военных собраний. — Видел, как он отреагировал на мою просьбу? Уверен, вы завоюете Царство Земли, а я бесславно останусь дома!

— Ты ошибаешься, брат, — отозвался Айро. — Отец прав, у нас еще нет детей. И мы не можем оба уйти на войну. Тем более, войны не будет.

— Не будет? Что ты такое говоришь, Айро? Ты не слышал, что говорили наши офицеры? Они все единодушны — нужно начинать войну!

— Мало ли, что они там говорили, — буркнул в ответ тот. — Запомни, сейчас не лучшее время для военных походов. Особенно против Царства Земли. Не расстраивайся. Ты ничего не пропустишь.

Озай скептически хмыкнул, показывая, что сомневается в словах брата.

— Хватит, — улыбнулся Айро. — Успокойся. Отец не начнет войну. Поверь мне. А в следующий раз — кто знает, может, мы и пойдем на войну вместе.

— Не пойдем, — Озай нахмурился точь-в-точь как Азулон. — Для этого у тебя должен родиться сын. Ну, или у меня. Иначе никак!

Айро в задумчивости кивнул, вдруг вспомнив свой ночной кошмар. Драконы, обугленные кости, лопавшаяся кожа и ужасный рев были настолько реальными, что Айро до сих пор казалось, будто бы он видит бушующее пламя.

«Холодно…»

— Значит, нужен сын, — отозвался он, стараясь не думать об ужасах прошлой ночи.

Было нечто тревожное в давнишнем кошмаре, но что именно — Айро не мог понять. Ему чудилось пламя, он еще ощущал невыносимую боль, словно сон был явью, но пугали отчего-то именно слова. Обычные, будничные слова потерянного ребенка.

«Холодно, папа!»

 

Смерть любимой жены стала для Айро сильным ударом, он долго не мог прийти в себя: слишком невероятным казалось произошедшее, слишком тяжелой была утрата. И если бы не маленький Лу Тен, требовавший внимания, неизвестно, как скоро Айро бы оправился от ужасной потери.

— Ты должен жить, сын мой, — сказал ему на церемонии погребения Азулон. — Жить ради своего единственного ребенка.

Сломленный Айро, разглядывая тени на черной земле, устало кивнул. Отец был прав, как бы цинично это ни прозвучало. Тело жены, завернутое в белый саван, медленно уложили на погребальный костер. Нежные руки, крепко примотанные к туловищу, неподвижно лежали поверх ткани, приковывая к себе внимание Айро. Он никак не мог забыть голос жены и ее ласковые прикосновения. Мысль о том, что тело нужно будет поджечь, казалась кощунственной. Айро боялся, что ему не хватит духа зажечь факел, а потом стоять, наблюдая за тем, как огонь поглотит его жену.

— Не волнуйся, — Айро не узнал собственный голос. — Мой сын не будет чувствовать себя сиротой. Никогда.

Он медленно приблизился к мертвой, нежно поцеловал кончики пальцев и одним щелчком поджёг костер. Не хотел, чтобы она долго мучилась. Даже после смерти.

Лу Тен рос веселым, подвижным и любознательным. Ему с легкостью давалась магия Огня, он повсюду ходил за отцом. Айро совсем разучился оставаться один, зато научился отвечать на самые невероятные вопросы. Лу Тен любил прийти с книгой поздно вечером и обескуражить отца чем-нибудь совершенно дурацким, требующим немедленного разъяснения.

Айро, пытающийся заменить сыну умершую мать, души в нем не чаял и баловал, как мог: покупал лучшие книги, игрушки, бросал все дела, если Лу Тен требовал внимания. Единственное, в чем Айро был непреклонен, — обязательные военные занятия и тренировки. Лу Тен был не просто принцем Страны Огня, он был наследником престола, поэтому обучали его соответственно занимаемому положению.

— Папа, я не хочу учиться! Я хочу пойти с тобой гулять! — хныкал порой Лу Тен. Тогда Айро делал страшные глаза и тоном, не терпящим возражений, рассказывал о том, что сын — наследник, поэтому должен многое уметь и знать.

— Я в твоем возрасте уже пытался применять магию Огня! А ты даже до тысячи считать не умеешь. Разве так себя ведут наследники?

Лу Тен всякий раз покорно кивал и безропотно отправлялся учиться, а Айро ловил себя на мысли, что совсем не хочет, чтобы сын вырастал «истинным наследником» Страны Огня. Он с грустью вспоминал, как его муштровали родители и учителя, постоянно напоминая о том, что Айро — единственный наследник престола Огня. И даже рождение брата ничего не изменило, лишь возросла ответственность.

— Ты не только наследник, Айро! Теперь ты еще и старший брат. Ты должен быть примером! — любил повторять Азулон.

Айро всегда об этом помнил. И не собирался так же мучить своего сына.

«Пусть у него будет детство. Я не хочу, чтобы его воспитывали так строго, как меня».

Маленький Лу Тен рос способным, смелым и добрым, радуя отца и деда. Азулон считал его отличным наследником, постоянно говорил об этом вслух.

— Ты должен гордиться, Айро! Тебе есть, кому передать трон. Уверен, Лу Тен с честью продолжит дело нашей семьи.

Единственным, кто беспокоил Айро, был Озай. Они практически не общались, лишь изредка встречались за трапезой. После рождения сына Айро меньше времени уделял младшему брату, физически не имея возможности разорваться. Может, поэтому, а, может, в силу иных причин стычки между Азулоном и Озаем участились: младший принц, уступив второе место в очереди на престол Лу Тену, стал резким и раздражительным. Он много времени уделял изучению магии Огня, читал старинные свитки и совершенствовал свои навыки. И совсем перестал интересоваться военными делами, уделяя внимание лишь дворцовым интригам. На все замечания о том, что он мог бы отправиться в военные походы с братом, Озай неизменно отвечал, что в этом нет необходимости: Айро и без него отлично справляется.

Маленький Лу Тен дядю любил, но Озай относился к племяннику довольно прохладно, поэтому со временем они практически перестали общаться. Лишь изредка Айро просил брата присмотреть за Лу Теном, да и то если сам был в отъезде. Он понимал, что теплые чувства между ним и Озаем таяли, словно дым. Ему было трудно понять, что происходит, хотя во дворце ходили разные слухи. Шептались, к примеру, что Озай не смог пережить то, что Лу Тен подвинул его в списке претендентов на трон.Айро такие разговоры пресекал на корню, не веря, что брат мог отдалиться по столь низменной причине.

— Наверное, Озай просто обижен, что я уделяю ему мало внимания, — услышав слух впервые, убеждал Айро маленького Лу Тена перед сном. — Вот и не заходит к нам в гости.

Ребенок согласно кивал, сладко зевая, и отвечал, что дядя Озай — хороший, только вечно хмурый и недовольный. С этим было сложно поспорить, хотя дедушку Азулона тоже нельзя было назвать веселым человеком.

Айро поведение брата расстраивало, но поговорить с ним напрямую он не смог, хотя и пытался пару раз. Озай делал вид, что все нормально, лишь удивлялся, отчего брату пришла в голову подобная чушь. Пришлось отшутиться и перевести разговор на другую тему, вот только Айро осознал, что больше они с Озаем откровенничать не будут. Никогда. Так и получилось.

Со стороны казалось, в их семье наступил мир и покой. Айро занимался Лу Теном, а Азулон искал Озаю подходящую невесту, считая, что младшему сыну пора жениться.

— Вот родится у него сын, сразу повзрослеет, — объяснял Азулон. — А то ничем, кроме магии и дряхлых свитков, не интересуется. Мы должны принять меры. И женитьба — самая действенная из всех.

Айро считал иначе, справедливо полагая, что Озай должен сам решить столь деликатный вопрос, но переубедить отца было невозможно. Азулон словно специально подводил младшего сына к женитьбе, не давая путей к отступлению.

— Мы найдем ему отличную невесту, Айро. Такую, что даже перед покойным Созином показать бы было не стыдно!

Похоже, мнение Озая насчет женитьбы было совсем не важным, в отличие от одобрения давно умершего Хозяина Огня.

«Жаль Озая, он, наверное, так и не узнает, что значит любить и быть любимым».

После смерти жены Айро понял, что именно любовь — самое главное в жизни. И радостная улыбка его сына служила лучшим тому подтверждением.

Молодая жена Озая оказалась потомком Аватара Року, давно умершего мага Огня. Мягкая, женственная, привезенная из далекой провинции, Урса робко обживалась на новом месте. Азулон гордился невесткой, его совершенно не смущало, что она родилась в семье со скромным достатком. Единственное, что было для него важно — происхождение Урсы, ее родство с Аватаром.

Озай, казалось, был рад браку не меньше отца, но сильной любви не проявлял. Он относился к Урсе ровно, без особой нежности. Айро, носивший свою покойную жену на руках, брата не понимал, но не вмешивался. Они с Озаем были не настолько близки, чтобы позволить себе обсуждать личную жизнь друг друга.

Может, именно поэтому появление Урсы стало для Айро рядовым событием, произошедшим во дворце накануне очередного военного похода.

— Папа, а что это за девушку привез дядя Озай? — спросил как-то вечером Лу Тен.

— Это его невеста, Урса, сынок. Завтра они поженятся.

— Значит, теперь я буду называть ее тетей?

Айро растерянно посмотрел на сына: вопрос застал его врасплох. Ему даже в голову не приходило, что теперь Урса станет частью королевской семьи. И что отныне он сам может обращаться к ней «сестра».

«Я-то и Озая давно братом не называю, — подумал Айро. — А тут на тебе — сестра! Надо же!»

Ему стало грустно: он отлично понимал, что они с братом давно уже чужие люди. Но Лу Тену об этом было лучше не говорить, чтобы не расстраивать: пусть считает, что дядя Озай самый лучший. После отца, конечно же.

— Знаешь, сынок, наверное, лучше спросить у нее. Пусть она сама решит, как тебе ее называть. Хорошо?

— Хорошо, пап. А можно я пойду с тобой в поход? Я буду хорошо себя вести!

Личико сына лучилось такой надеждой, что Айро невольно улыбнулся. Азулон был прав, из Лу Тена вырастет отличный воин.

— Ты еще маленький, сынок. Вот подрастешь и будешь ходить со мной во все походы.

— Честно-пречестно?

— Честно, — рассмеялся Айро. — А теперь ложись спать, завтра у нас будет тяжелый день.

Он не ошибся: свадебная церемония прошла помпезно, вычурно и утомила не только Урсу, но и всю монаршую семью. Слишком сильно Азулон хотел продемонстрировать всему миру, на ком женится его младший сын.

— Пусть все знают, что в жилах моих будущих внуков течет не только кровь Созина, но и Аватара!

Озаю речь отца понравилась, он смиренно поблагодарил Азулона и поклялся не посрамить чести семьи. Церемония завершилась на рассвете, возвещая создание нового, перспективного династического союза.

Уезжая в поход через несколько дней, Айро размышлял о том, как быстро течет время. Его младший брат не просто вырос, а стал взрослым мужчиной, у которого теперь тоже была семья.

«Мама бы гордилась, — решил Айро, усмехаясь. — Ее маленькие мальчики превратились в настоящих мужчин. Да и кто бы сомневался? С таким-то воспитанием!»

 

Туман стелился так низко, что невозможно было различить траву под ногами. Весна в Страну Огня пришла раньше обычного, принеся с собой теплый ветерок и хмурые тучи. Взрослые жители ворчали, проклиная туман и слякоть, зато дети были в восторге: игры в прятки вновь стали популярными.

Подросший Лу Тен с огромным удовольствием поиграл бы со сверстниками, но его ждали более важные дела. Он впервые отправился с отцом в путешествие: Азулон приказал проверить дальние провинции, где, по слухам, прятались сторонники Аватара. Цель похода огласке не предавали, чтобы не спугнуть противника заранее.

Как уважающий себя принц народа Огня, Лу Тен четко знал, что те, кто поклоняется Аватару, должны быть наказаны. Потому что настоящий правитель всех земель — Хозяин Огня, чья власть абсолютна и непоколебима. Аватар же всегда был мятежником, не желавшим подчиняться правителю страны Огня. И пусть их враг давным-давно умер, любые упоминания о нем должны быть стерты из памяти.

— Запомни, Лу Тен, когда-нибудь ты займешь трон после Айро, — наставлял его Азулон перед походом. — Поэтому ты должен быть безжалостен к врагам и бесстрашен в бою! Как истинный принц Огня!

Стараясь не разочаровывать дедушку, Лу Тен изо всех сил стремился не упасть в грязь лицом. Отец, правда, не был настроен настолько категорично. Скорее даже излишне добродушно: он несколько раз повторил, что сначала стоит разобраться в ситуации, а уже затем кого-то наказывать.

— Мы должны убедиться, что слухи правдивы и сторонники Аватара действительно его сторонники, — объяснил он сыну. — Иначе мы можем убить невинных людей.

Лу Тен, обожавший отца, несколько разочарованно согласился, хотя в глубине души лелеял надежду, что их ждет настоящий бой. Жесткий и безжалостный. Отправившийся с ними дядя Озай полностью разделял мнение племянника, о чем не преминул заявить:

— В чем нам убеждаться, брат? В том, что наши враги нам действительно враги?

Отец нахмурился, но перевел разговор на другую тему, не желая вступать с дядей в дискуссию. Их отношения были довольно прохладными, а по дворцу ходили не самые приятные слухи об их раздоре.

Лу Тен задумчиво рассматривал принцев Огня, впервые осознавая, какие же они разные. Отец — смелый, бесстрашный и мудрый, производил впечатление искреннего, открытого человека. Лу Тен всегда удивлялся, как ему удается командовать целой армией. Дядя, наоборот, выглядел решительным, жестким и суровым. Если не знать того, кто из них был генералом, низа что не догадаешься. Лу Тен посчитал бы, что главный — дядя Озай, и жестоко ошибся бы, потому что настоящим Драконом Запада и блестящим полководцем был отец. Правда, у дяди Озая было то, чего никогда не было у отца. И это всегда печалило Лу Тена. Дело в том, что дядю Озая любила Урса.

— Не ушибся, малыш? — она вставала перед глазами, словно живая. — Давай я посмотрю. Не бойся, это не страшно.

Лу Тен смутно помнил свою маму, только голос, ласковый и нежный. Она пела ему замечательные колыбельные и рассказывала красивые истории. Причем только со счастливым концом. Когда мама умерла, Лу Тен почувствовал себя самым одиноким существом в мире. Он бы многое отдал, чтобы отправиться за ней, вот только оставлять отца одного было нельзя. Пришлось смириться с мыслью о том, что мама навсегда их покинула и жить дальше. Ради отца.

Он не любил нянек, считая их в определённом смысле заменой мамы. Но кто бы мог подумать, что Урса станет ему второй мамой. Нежная, кроткая, с ласковым взглядом, жена дяди Озая казалась Лу Тену существом невиданным, поэтому он сторонился ее первое время. То ли боялся, то ли смущался. Сейчас было трудно вспомнить причину столько странного поведения, но тогда Лу Тен и подумать не мог, что будет считать Урсу второй мамой.

Он долго не знал, как к ней обращаться, и никак не решался спросить, пока однажды не заболел. Отец как раз был в походе, а дедушка уехал по делам. Лу Тен с грустью лежал в кровати, ощущая себя самым одиноким и несчастным принцем на свете. Ему не с кем было поговорить: няньки не читали книг о войне, а сверстников принца во дворце не было.

Появление Урсы с горячим бульоном стало для Лу Тена полной неожиданностью. Он растерянно мямлил что-то в ответ на вопросы о здоровье и то и дело краснел. Урса, похоже, его смущения не заметила или сделала вид, зато просидела с ним весь день, развлекая рассказами о своей молодости. Оказывается, она играла в самом настоящем театре и знала очень много мифов. Страшных и увлекательных.

Лу Тен выпил бульон до последней капли и, как зачарованный, слушал рассказы Урсы. Она оказалась интересным и веселым собеседником. А уходя, пообещала, что утром снова зайдет в гости. Тогда-то он и решился спросить:

— Простите, но как мне вас называть? Тетя? Госпожа? Или принцесса?

Лу Тен отлично помнил, как горели его щеки, когда он задавал ей столь деликатный, по его мнению, вопрос. Урса удивленно хлопнула глазами и весело рассмеялась: казалось, ее позабавили предложенные Лу Теном варианты.

— Называй меня просто Урса. Мы ведь друзья, да? А какие между друзьями могут быть церемонии!

С тех пор они с Лу Теном крепко дружили, удивляя дядю и отца. Он рассказывал ей обо всех своих страхах, не боясь выглядеть глупо. Только с Урсой Лу Тен позволял себе быть маленьким мальчиком, а не наследником престола. Он так надеялся, что их дружба будет длиться вечно, но всему приходит конец.

К радости дяди, Урса забеременела, и, судя по прогнозам врачей, у нее должен родиться мальчик. Стоит ли говорить, насколько она была счастлива?

Отправляясь в свой первый поход, Лу Тен с грустью думал о том, что если у Урсы родится сын, их дружбе придёт конец. Она станет все свое время посвящать родному ребенку, а не заботиться о чужом. Поэтому, несмотря на то, что Урса обещала относиться к Лу Тену по-прежнему, он с замиранием сердца ожидал неизбежного.

И отчаянно завидовал будущему брату.

 

Поход подходил к концу, когда солдаты наткнулись на странное захоронение. Айро как раз приказал расположиться в одном из небольших городов провинции, собираясь дать людям возможность передохнуть перед возращением в столицу. Слухи о сторонниках Аватара оказались беспочвенными, хотя сам поход выдался тяжелым: слякоть и туман преследовали воинов Огня буквально по пятам.

Лу Тен, скучавший последние несколько дней от безделья, с удовольствием отправился исследовать окрестности: городок находился в живописной долине, покрытой густыми лесами. Айро не возражал против того, чтобы сын осмотрел местные достопримечательности, дав ему пару солдат в провожатые. Местные жители отчего-то леса боялись, поэтому Айро решил перестраховаться на всякий случай.

Озай, хмуро наблюдавший за затянутым тучами небом, неодобрительно покосился на брата:

— Нужно было отправить с Лу Теном больше людей. Вдруг враги народа Огня решат устроить засаду?

— Не думаю, что такое возможно, Озай. Да и двух солдат вполне хватит: мы же в дремучих лесах. Вряд ли здесь могут жить враги нашего народа. А если бы и жили, местные давно бы об этом узнали.

— Как знаешь, — пожал плечами Озай. — Вот только сын у тебя один, Айро. Я бы на твоем месте берег его, как зеницу ока.

Айро ничего не ответил, давая понять, что уважаем мнение брата, но свое менять не будет. Ему не хотелось ограничивать свободу Лу Тена, тем более, лес не представлял для магов Огня никакой опасности.

«Разве что Лу Тен одолеет какого-нибудь хищника и запачкает одежду, — подумал с ухмылкой Айро. — Жаль только, что вечная подозрительность нашей семьи, похоже, передалась Озаю. Он повсюду видит врагов. Даже там, где их никогда не было».

Дальнейшие размышления генерала были бесцеремонно прерваны окриком сына, действительно успевшего вымазаться в грязи.

— Отец! Отец! — подбежавший Лу Тен с трудом переводил дыхание. — Идем со мной! Тебе нужно это увидеть!

Айро кивнул, не задавая вопросов, лишь бегло оглядел сына и, не найдя ни ран, ни царапин, , приказал двум солдатам следовать за ним. Озай, прибежавший на окрик Лу Тена, тоже присоединился к брату.

Их путь оказался на удивление долгим: пробираясь через густой лес, они около часа шли по тропе, а затем еще столько же через болото. Пока, наконец, не вышли на небольшую опушку, покрытую сваленными и сгнившими деревьями.

— Что это за чертовщина, Айро? — спросил Озай, оглядев находку Лу Тена.

Солдаты, стоявшие чуть дальше, в тревоге переглядывались, явно задаваясь тем же вопросом. Они не верили в древние легенды, поэтому столь необычная находка пугала и вызывала любопытство одновременно.

— Погребение дракона, я полагаю. Вопрос только в том, откуда оно здесь. И почему относительно свежее? Видишь, земля еще не успела осесть как следует. Могиле не больше полувека, Озай. Вот это меня и волнует больше всего.

Туман приятно холодил кожу, напоминал парное молоко. Опушка казалась тихим, уютным местом, словно бы и не служила могилой древней твари. Лу Тен задумчиво обошел кости, вытащенные из земли. Острые, большие клыки поражали воображение: страшно было даже представить, как они разрывали мясо, окрашиваясь в алый цвет.

— Наверное, не зря местные жители так боятся леса, — пробормотал он. — Но разве великий Созин не приказал перебить всех этих чудовищ? Разве не ты убил последнего дракона, отец?

— Убил, причем довольно далеко отсюда. И, поверь мне, сын, там нечего было хоронить.

— На что ты намекаешь, Айро? — понизил голос Озай, стараясь, чтобы не услышали солдаты.

— На то, что этот дракон умер от старости, — буркнул тот. — Слишком хорошо сохранились останки. А потом его любезно погребли, воспользовавшись благодатной почвой. Лу Тен, как ты нашел захоронение?

— Честно говоря, не могу толком объяснить. Я исследовал окрестности, когда увидел густой дым. Мне показалось, что-то горит. И я решил узнать, что происходит. Когда я прибежал к источнику дыма, то увидел, что опушка в огне. Поверь мне, отце, здесь бушевало небывалое пламя. Но стоило мне применить магию, как огонь погас, открывая небольшой провал в земле.

— Почему ты был один, Лу Тен? — нахмурился Айро, стараясь скрыть тревогу. Рассказ сына бередил старые раны, напоминая о его собственной битве с драконом.

— Прости, отец, но я так быстро бежал, увидел дым, что солдаты попросту отстали. Когда они прибежали, все уже закончилось.

Айро кивнул, не желая вдаваться в ненужную полемику. Он еще успеет поговорить с сыном и объяснить, почему нельзя одному бродить по незнакомой местности, даже если рядом расквартирована хорошо обученная армия твоего отца. Сейчас Айро занимало другое: знали ли местные жители о драконе и кто именно его похоронил. А еще не мешало бы выяснить, жил ли ящер здесь или прилетел из других мест.

«Веселенькое окончание похода, ничего не скажешь».

— Айро, — зашептал подошедший ближе Озай. — Ты понимаешь, что это значит? Измена! Кто-то посмел скрывать дракона от Хозяина Огня! Мы должны найти и наказать виновных! Измену прощать нельзя.

— Погоди, Озай. Сперва мы должны разобраться в том, как дракон оказался здесь. И кто его прятал. Он же не иголка, его нельзя долго скрывать. Я не представляю, каким образом его укрыли от охотников.

— Вот именно, Айро, вот именно, — в глазах Озая возник неприятный блеск. — Его невозможно было скрыть! Ты понимаешь, о чем я?

Айро отлично понимал, на что намекал брат: местные жители не могли не знать о драконе. Значит, они были в сговоре, специально укрывая чудовище от наемников Хозяина Огня. Ситуация становилась крайне неприятной: вряд ли местные добровольно признаются в измене. Айро ощутил, как живот свела судорога: ему вдруг почудилось, что погребенный дракон мог быть синим или красным.

«Это невозможно! Соберись! Великие учителя магии Огня надежно укрыты от всего мира. Наверное, это какой-то другой дракон, которому посчастливилось спрятаться».

Ему стоило большого труда успокоиться и вернуться к реальности. Айро не желал, чтобы сын заметил его волнение. Лу Тену ни к чему знать, как на самом деле его отец получил титул «Дракон Запада». Не потому, что сын не поймет, просто Айро не был уверен, что смог быть объяснить свой поступок. Рассказать, почему он солгал и не убил двух последних драконов в мире.

Проклятый туман вновь опускался на землю, не предвещая ничего хорошего.

 

Допросы, устроенные солдатами Огня, ни к чему не привели. Местные жители в один голос утверждали, что знать не знали о драконе и никогда его не видели. Только твердили о злых духах, живущих в лесу.

— Туда никто не ходит, — убеждал староста. — Мы боимся заходить далеко в лес. Очень боимся. Там живут духи, они крадут наших детей. Мы не знали о драконе. Поверьте. Пощадите. Никто из наших не стал бы помогать ужасной твари! Это все духи, это они виноваты!

Айро был склонен ему верить: слишком убедительным был страх в глазах старосты — а вот Озай полагал, что местные лгут. Вот и выдумывают сказки о духах, которые крадут детей.

— Что за чушь, Айро! Ты что, веришь этому жалкому человечишке? Посмотри на него, он же весь трясется от страха!

Озай настаивал на том, чтобы Айро применил силу, позволив солдатам «расспросить» жителей более основательно.

— Магия сразу развяжет им язык, Айро. Я еще не видел того, кто бы солгал, когда священный Огонь касается его тела.

Солдаты негласно поддерживали Озая, считая, что генерал проявляет излишнюю мягкость. Каждый из них помнил о том, что драконы были ужасными чудовищами, которых великий Созин приказал уничтожить, спасая свой народ.

Айро считал несколько иначе, зная правду о том, почему были уничтожены величественные создания. Идея пыток ему не нравилась, слишком жестоко было применять к мирным жителям магию. Пришлось долго спорить с Озаем, доказывая, что таким способом они ничего не добьются.

Лу Тен, наблюдавший за разговорами отца и дяди, казалось, хотел вмешаться, но промолчал. Выглядел он несколько удрученно, наверное, был смущен семейными ссорами.

Вечером, вернувшись в отведенный ему домик, Айро в изнеможении упал на кровать. Сон долго не шел к нему, упорно заставляя вспоминать о давнем, забытом секрете, а на рассвете Айро разбудили невнятные крики. Выйдя на улицу, он увидел местных жителей, столпившихся на площади. Они умоляли о пощаде, плакали и скулили. Солдаты Огня с суровыми выражениями лиц стояли кольцом, не давая местным выйти из оцепления.

Айро нахмурился, направившись к своим починенным. Он точно помнил, что не давал приказа вновь устраивать допросы. И выражение лиц солдат ему очень не нравилось.

— Что происходит? — зарычал Айро.

— Успокойся, — перед ним возник бледный Озай. — Я сейчас все объясню.

— Я весь внимание. Изволь рассказать, что ты творишь!

Озай как-то странно посмотрел на него, а затем, облизав губы, уточнил:

— Ты еще не в курсе, Айро? Неужели тебя не разбудили и не рассказали? Ты не чувствовал дым? Крики?

— О чем ты, Озай? Я вернулся к себе далеко за полночь и приказал до утра не беспокоить. Что такого мне должны были рассказать?

— Видишь ли, Айро… Лу Тен… Лу Тен пропал.

Айро медленно прикрыл глаза, чувствуя, как земля уходит из-под ног. Ему вдруг стало невыносимо холодно, словно его тоже похоронили вместе с драконом. Он не слышал собственный голос, нарочито спокойно уточнявший, что случилось с его сыном. Только ответы Озая, объяснившего, что ночью сгорела комната, где спал Лу Тен. Выгорела дотла.

— Мы все обыскали, Айро, но тела не нашли. Это дает небольшую надежду, что Лу Тен мог не ночевать у себя. Солдаты обыскали каждый камень, но все тщетно.

— Как такое могло произойти? Мы ведь спали в одном доме, Озай! Почему я не слышал? Почему моя комната не пострадала?

— Мы считаем, это был поджог, — медленно, чеканя каждое слово, ответил он. — Наверное, местные пришли в ярость от того, что Лу Тен раскрыл их тайну и нашел могилу дракона. Я говорил тебе, Айро, нужно было развязать им языки раньше. А ты не хотел мучить «невиновных» людей!

— Вы говорили со старостой?

— Да, этот мерзавец все твердит, что Лу Тена украли духи. Мол, за то, что он раскопал могилу чудовища. Ты слышишь меня, Айро? Духи устроили поджог! Да он просто издевается над нами! Нельзя это так оставлять!

Солдаты с надеждой смотрели на своего командира, ожидая дальнейших приказов. Им нравился Лу Тен и теперь они требовали крови взаимен на жизнь наследника.

«Он жив. Мой сын жив», — повторял про себя Айро. Ему стоило большого труда не перебить собравшуюся на площади толпу. Хотелось закрыть глаза и позволить пламени охватить виновных, стереть их с лица земли.

— Айро, позволь мне допросить их, как следует. Я уверен, кто-нибудь обязательно проговорится. Нужно только использовать магию, без нее нам не найти Лу Тена.

Живые факелы, бестолково мечущиеся перед глазами и ужасный рев, победоносный, пробирающий до костей. Давнишний кошмар вновь вернулся, пришел за Айро, словно старый знакомый.

«Холодно… Холодно, папа!»

— Нет, Озай, — громовой голос Айро был подобен драконьему реву. — Позволь, я сам выберу им наказание.

Гнев, копившийся в груди, пытался вырваться наружу. И Айро не собирался ему мешать.

 

Серый туман скрадывал звуки, нежно обволакивая и убаюкивая. Женщина с лицом Урсы печально смотрела на могилу, оплакивая древние кости. Вот она наклонилась, пробежав пальцами по одному из клыков, словно успокаивая. Ее волосы были чуть тронуты сединой и собраны в высокий хвост, а одежда струилась вдоль тела, сливаясь с туманом.

— Зачем вы пришли сюда? Зачем нарушили его покой?

Сияние, исходившее от нее, пугало и восхищало одновременно. Похожая на Урсу, с большими печальными глазами, она напоминала бесплотного духа, не могущего уснуть.

— Кто ты? Откуда ты?

Звук голоса ее слегка удивил, она наклонила голову, будто раздумывая, отвечать ему или нет.

— Ты не помнишь меня, правда? — печальная улыбка тронула бескровные губы. — Неужели я тебе совсем никого не напоминаю?

— Урса? — прозвучало неуверенно, словно камешек аккуратно кинули в озеро. Проверить, пойдут ли круги по воде или нет.

— Урса, — повторила она, пробуя имя на вкус. — Я рада, что именно Урса. Она очень добрая. Жаль только, что ей предстоит пережить много плохого.

— Значит, ты — не она?

— Вижу, ты совсем меня не помнишь, — голос стал тише, печальнее. — А ведь я так горжусь тобой! Так люблю…

Туман медленно расступился, позволяя первым лучам солнца осветить опушку. Древние кости серебрились, напоминая заколдованную реку. Вот они ярко вспыхнули, отчетливо выделяясь на черной земле.

— Сожги их, — попросила она. — Сожги ради меня. Никто не должен знать, что она жила здесь. Никто.

— Она? Но разве…

Серебристый смех не позволил ему закончить.

— Глупыш, разве ты не знаешь, что и у драконов есть мама? У всех должна быть мама! Даже у великих Рана и Шао!

Он растерянно кивнул, оглушенный новостью. Она вновь посмотрела на кости, одиноко торчащие над землей.

— Прошу тебя, сожги их. Твой отец не убил ее детей, а ты позволь ей уйти. Она заслужила долгожданный покой.

— Их? Но разве отец не убил последнего драконы?

— Нет, маленький. Он солгал, власть Огня еще не поглотила его душу. Но я боюсь, что Айро может перейти границу и стать таким же, как Созин. Слышишь меня? Останови его!

— Кто ты? — эхом разнеслось по опушке.

— Глупый, у всех должна быть мама… Как жаль, что ты совсем меня не помнишь…

Она исчезла вместе с туманом, растворилась, будто бы ее и не было никогда.

Лу Тен рыдал, не в силах остановиться и тщетно пытался вспомнить, как она выглядела когда-то. Даже лицо стерлось из памяти.

— Прости меня, мама. Обещаю, я сожгу их. И остановлю отца. Чего бы мне это ни стоило!

А высоко в небе парила старая драконица с необычной чешуей красно-синего цвета. Сидевшая на ней женщина с любовью наблюдала за сыном. Она знала, что скоро они встретятся и больше никто не сможет их разлучить.

 

Огонь играючи уничтожал дома, превращая их в обугленные груды мусора. Солдаты радостными криками встречали пожар, чувствуя, как увеличивается их сила. Магия Огня требовала жертв, давая взамен небывалую мощь. Едкий дым разъедал глаза, не позволяя опомниться или убежать. Маленькие дети кашляли, прижимались к родителям и тихо плакали. Они не понимали, что обречены, и почему взрослые так напуганы.

Айро стоял в отдалении, наблюдая, как красные и синие крылья языки пламени уничтожали городок. Ему хотелось навсегда запомнить увиденное, чтобы больше никогда не жалеть своих врагов.

Убитый горем от возможной гибели сына, он позволил Озаю пытать людей целые сутки. От криков взрослых мужчин, которых сжигали живьём, кровь стыла в жилах. Солдаты медленно, с удовольствием применяли магию на людях, оставляя на беззащитных телах ожоги, покрытые мутными пузырями.

— Красные пятна на белой коже, — метко сравнил Озай, взиравший на страдания жителей с абсолютных хладнокровием. По его мнению, брат был слишком мягок: стоило бы развести большой костер и начать с детей. Это было бы более эффективно.

Айро был уверен, что люди не выдержат и расскажут правду, а когда ничего этим не добился, приказал сжечь город. И, если понадобится, вместе с людьми, только бы узнать, где Лу Тен.

Его мало волновало, что, выполняя приказ, солдаты превратят мирный городок в пепелище и оставят после себя одних мертвецов. На войне он видел и не такие ужасы, поэтому спокойно относился к насилию во благо. Местные жители сами виноваты: они отобрали у него сына, а он в ответ заберет их жизни.

Дракон возник из туманной дымки внезапно, не дав Айро опомниться.

«Где-то я уже видел тебя», — пронеслось в голове.

Тусклый, с красно-синими переливами, дракон казался очень старым и печальным. И только выражение глаз было смертельно опасным. Вот он развернулся, завис над городком, а затем стремительно спикировал вниз, прямо на Айро, словно безжалостное пламя, поглощающее все на своем пути. Языки пламени достигли верхушек деревьев, превратив городок в горящий котел.

«Это конец», — осознал Айро, пытаясь пошевелиться, а огромные горящие глаза дракона не отпускали, затягивая, словно расплавленный янтарь.

Айро знал, что еще немного — и смертоносное дыхание уничтожит его самого так же, как он уничтожил целый город. Вот начали гореть волосы, стремительно вспыхнули кожаные сапоги, а на лице появились волдыри. Пронзительная боль в горле заставила содрогнуться, согнуться пополам.

— Чувствуешь, генерал Айро? Ты чувствуешь, каково это — гореть заживо? — голос дракона печальным эхом звучал в голове.

Айро яростно застонал, пытаясь освободиться от гипноза, но ужасная боль вновь пронзила грудь. Кожа начала лопаться, на руках вздулись гнойные пузыри, а ногти на руках обуглились. Айро чувствовал, как превращается в живой, охваченный пламенем факел. Он пытался позвать на помощь, но не мог говорить.

— Чувствуешь, как пламя сжигает тебя? Стирает с лица земли?

Страшный дракон висел прямо над Айро, словно примериваясь, куда лучше вонзить свои смертоносные клыки.

— Кто ты? — Айро кое-как разлепил потрескавшейся губы. — Что тебе нужно?

Раздался громкий рев, пронзительный и торжествующий, заглушающий все звуки. Жар пламени стал невыносимым.

— Кто ты? — эхом прокатилось вокруг.

Огонь давно отделил Айро от солдат, людей и брата. Он даже не знал, живы они или нет: казалось, на земле существуют только Айро и дракон. И больше никого вокруг.

Смертоносное дыхание обжигало кожу, сбивало с ног. Айро был уверен: еще немного — и он умрет, погибнет в пламени, как сожженный им городок.

Внезапно небывалая легкость во всем теле заставила его вздрогнуть. Айро понял, что жив, ощутив страшный жар, теплившийся прямо в горле. Ему захотелось подняться высоко-высоко и оттуда уничтожить своих врагов: дракона, людей, ставший ненавистным лес.

— Хватит, прекрати! Не надо!

Знакомый голос звучал откуда-то снизу, словно из прошлой жизни.

— Не убивай их! Я знаю! Я все знаю, ты спас Рана и Шао, а не убил их. Остановись, прошу тебя.

В едком дыму стоял Лу Тен, в обгоревшей, еще тлеющей одежде. Он был напуган и смотрел на Айро в ужасе.

— Остановись, прошу тебя!

Айро почувствовал, как слезы катятся по щекам, остужая горячую кожу, смывая ужасные видения. Он плакал и никак не мог остановиться.

— Холодно, — услышал он перед тем, как потерять сознание. — Холодно, папа!

 

Солдаты народа Огня уходили из процветающего когда-то городка молча, без особой радости. Несколько дней они восстанавливали то, что было разрушено, старясь помочь людям вновь обрести крышу над головой. Целители помогли тяжело раненым, однако душевные потрясения вылечить были не в силах.

Озай был раздосадован и не скрывал этого: останки дракона бесследно исчезли, словно их никогда и не было, Лу Тен вернулся целым и невредимым и спас местных от смерти. Но больше всего Озая беспокоил брат: Айро словно стал драконом, изрыгая пламя и уничтожая все вокруг. Озай готов был поклясться, что видел вместо него большого ящера, свирепого и смертоносного. Такая сила старшего брата пугала, заставляя с опаской думать о том дне, когда он станет Хозяином Огня.

«Если вдруг что-то случится, он ведь и меня не пожалеет, — думал Озай, рассматривая поникшую спину брата. — Нужно что-то делать! Но что?»

Он не мог понять, откуда у Айро такая сила и как он ее получил. Голубое пламя, вырывавшееся из горла брата, сметало все на своем пути. И Озай не знал, что бы случилось, приди Лу Тен чуть позже.

— Кто же знал, что дурацкая затея с пропажей так обернется? — пробормотал он.

План был идеален: заронить в душе племянника сомнения, заставив отправиться ночью в лес, а потом поджечь его комнату. Айро должен был позволить нормально «допросить» местных жителей, и тогда Озай смог бы узнать секрет мертвого дракона.

Он никогда не забывал того, что прочел в одном из древних манускриптов: «Лишь драконы обладали истинной магией Огня, поэтому могли передать свои знания самым достойным. Говорили, что тем, кто постигнет драконьи секреты, покорится само Солнце».

Но кто мог предположить, что дурак Айро впадет в такое бешенство?! Откуда только силы черпал.

Перед глазами до сих пор стояла ужасная картина: Айро, ставший синим пламенем, обжигающий Лу Тена. Хорошо, что все обошлось, и брат успел вовремя остановиться. Озай покрылся холодным потом, представляя, что бы было, если бы племянник погиб. Айро, наверное, уничтожил бы всех и даже брата не пожалел бы.

Счастье, что никто не знал о причастности Озая к поджогу и «исчезновению» Лу Тена. Возвращение принца остановило начавшуюся вакханалию, спасло жителей городка от верной смерти. Айро был счастлив, хоть и винил себя в произошедшем. Они долго о чем-то беседовали с сыном, а потом стало известно об исчезновении останков дракона. Поиски успехами не увенчались, а вновь мучить жителей Айро не позволил. Хуже того, просил у них прощения, унижаясь, будто бы не он — наследный принц страны Огня.

«И вот я бесславно возвращаюсь домой, к отцу, — с досадой подумал Озай. — А мой брат вновь превзошел меня во всем. Похоже, единственный способ выиграть у Айро — лишить его сына».

Озай перевел взгляд на племянника, ехавшего возле брата. Они одинаково сгорбились, явно переживая случившееся. На миг Озай вспомнил себя в детстве и то, как Айро о нем заботился. Чудесное было время, которое закончилось, стоило родиться Лу Тену.

— Ты отобрал у меня брата и трон, племянник, — прошептал третий наследник страны Огня. — Но это не будит длиться вечно, обстоятельства изменятся. И, обещаю тебе, я сделаю все, чтобы ты как можно скорее увидел свою маму. Думаю, она соскучилась! В самом деле, столько лет не видела сына. Нужно порадовать бедную женщину!

Если бы Айро сейчас повернулся, он бы увидел безумный блеск в глазах брата. Такой же, как, по легендам, был у Созина, убивающего великих учителей магии Огня. Ибо за абсолютную силу нужно платить, даже ценой жизни других существ.

Проклятый туман наконец рассеялся, уступив место теплому солнышку.

 

Автор: Sailor Lucky (клуб “Clow” clow.com.ua)

Up