Активные проекты

Самый лучший подарок+18

 

  • Материалы на странице не предназначены для лиц младше 18 лет: возможна ненормативная лексика, откровенные сексуальные сцены, художественное изображение жестокости и насилия.

Красивый мужчина сделал неуловимое движение рукой, и лезвие куная прижалось к затылку светловолосого мальчика, позади которого он стоял.

– Ты убит, – вздохнул мужчина.

Мальчик чуть повернулся, и... распался на воду, хлынувшую к ногам нападавшего.

– Водяной клон? – поразился Джирайя, и тотчас усмехнулся. – Чего ещё ожидать?

Атака пришла сверху – Саннин даже не ожидал этого, а потому едва успел отскочить в сторону. Тонкая, но мощная струя воды просвистела в миллиметре от его уха, забрызгав всю одежду, и лицо.

– Делаешь успехи, Яхико! – шиноби Скрытого Листа поднял ладони вверх, показывая, что бой окончен.

– Так нечестно, Сенсей! – возмутился светловолосый мальчик, притопнув ногой. – Вы сдались на самом интересном месте!

– В настоящем бою такого не будет, – серьезно предупредил его Джирайя. – Если хоть на минутку расслабишься, тебя убьют.

– Да-да, я знаю, – буркнул Яхико, по-детски надув губы.

Джирайя едва подавил смех – этот мальчик был ещё таким ребенком! Даже черты его лица всё ещё оставались по-детски невинными, и нежными. Ещё не скоро его голос начнет ломаться, а тело «трансформироваться» в фигуру настоящего шиноби. Но определенные задатки к этому явно присутствовали, важнейшим из которых была сила. У Яхико был потрясающий нерастраченный потенциал, все знания и техники он схватывал на лету, и также быстро их применял. Конечно, у него не всегда всё получалось, однако, что за учеба без ошибок?

– Яхико! Джирайя-сенсей! – к ним спешили Конан и Нагато. Девочка бежала впереди, держа в руках два полотенца. Темноволосый мальчик чуть отстал, но Джирайя невольно покачал головой: из этого ребенка вряд ли получится шиноби – он слишком слабый, и хрупкий. А ещё...

Конан протянула полотенце сенсею, чтобы он вытер мокрые волосы, хотя это было излишне – дождь лил как из ведра. Набросив второе полотенце на голову Яхико, девочка принялась тереть им о макушку друга, без устали приговаривая, какой он молодец.

– Я делаю успехи! – похвастался мальчик перед друзьями, широко и лучезарно улыбаясь.

Конан восторженно захлопала в ладоши, а Нагато, встретившись взглядом с Яхико, тотчас покраснел, как вареный рак и опустил глаза. Его щеки пылали так, что на них можно было жарить яичницу, и Джирайя вновь подавил смешок. Он ни в коем случае не насмехался над более слабым мальчиком, просто Нагато выглядел таким забавным, когда смущался!

А Яхико, как всегда, ничего не заметил, а даже если заметил, то не понял. Он был слишком наивным и добрым, чтобы с легкостью разбираться в скрытых чувствах других людей.

– Кстати! – уже за обедом встрепенулся светловолосый мальчик. – Я рад, что именно сегодня тренировки наконец-то принесли плоды!

– Почему именно сегодня? – полюбопытствовал Джирайя.

– Э-э... ну-у... – замялся Яхико, смущенно почесывая нос.

– Сегодня его день рождения! – ответила за друга Конан. – Он сказал нам об этом, когда мы его встретили.

– Правда? – обрадовался Джирайя. – Поздравляю!

– Спасибо! – просиял его ученик.

Конан убежала в свою комнату, а когда вернулась через пять минут, то в руках она держала длинную деревянную коробочку.

– Вот, это тебе! – она протянула коробку имениннику. – С днем рождения!

– Это правда мне? – Яхико был просто в восторге, и тотчас развернул подарок. – Ух, ты! Новенькие кунаи!

– Я купила их, когда в прошлый раз была с сенсеем в городе, – объяснила Конан. – Надеюсь, тебе они понравятся.

– Я тебе ничего не приготовил... – с досадой развел руками Джирайя, но сияющий Яхико его перебил:

– Вы взялись нас тренировать! Какой подарок может быть лучше?!

– Ладно, будем считать так, – ухмыльнулся мужчина. – Но в следующий раз, я обещаю, что подарю тебе что-нибудь более полезное!

– Тренировки тоже полезны! – горячо возразил мальчик.

Саннин рассмеялся и потрепал его по волосам.

– Нагато, а где твой подарок? – удивилась Конан, обернувшись к мальчику, сидевшему как всегда очень тихо. Он почти не притронулся к еде. Нагато вообще был очень бледным и худеньким ребенком, что не могло не волновать Джирайю, но уговорить этого ребенка больше кушать он не мог. Нагато замкнулся в себе с тех самых пор, как война погубила всю его семью, и лишь неиссякаемый оптимизм Яхико мог хоть как-то привести его в чувство.

Мальчик вздрогнул, опустил голову, и тихонько пробормотал:

– Извините...

Быстро встав из-за стола, он выбежал на улицу.

– Нагато! – Яхико подскочил, но Джирайя вовремя поймал его за запястье:

– Подожди. Останься здесь, я сам с ним поговорю. Ладно?

– Ладно, – кивнул ученик, с обеспокоенным видом глядя в ту сторону, куда убежал его друг.

Джирайя нашел мальчика быстро: тот сидел на большом камне у небольшого озерца, расположенного на достаточном расстоянии от дома, чтобы его никто не видел. Саннин присел рядом, и легонько коснулся ладонью его плеча:

– Эй, ну, что с тобой?

– Сенсей... – ребенок постарался как можно деликатнее отвернуться, чтобы скрыть мокрое от слез лицо.

– Ну, не надо плакать, – мужчина нежно приобнял его за плечи. – Что случилось?

– Я... я не приготовил ему подарок... – едва слышно всхлипнул Нагато. – Я... ведь знал, что сегодня его день рождения, но...

– Я понимаю, как для тебя важно, чтобы Яхико был счастлив, – серьезно начал Сенсей.

– Понимаете..? – мальчик взглянул на него. Слезы медленно катились по его щекам, словно драгоценные алмазы по белоснежному шелку.

– Конечно, понимаю, – лукаво подмигнул ему мужчина. – Я же ваш Сенсей. У меня, можно сказать, профессия такая!

Нагато опустил глаза, и несколько минут просто смотрел на воду в пруду. По её поверхности стучали дождевые капли, с такой частотой, что круги на воде не успевали исчезать – тотчас возникали новые, и так до бесконечности.

– Яхико... самый-самый лучший... – прошептал Нагато. – Я очень хочу, чтобы он был счастлив... Он ведь столько сделал для нас с Конан. Он даже воровал для нас еду, хотя его могли убить за это. Он всегда всю пищу отдавал нам, а когда Конан спрашивала «Поели ли ты?», Яхико всегда ухмылялся, и говорил «Конечно! Я успел отхватить самый большой кусок!». Конан успокаивалась и начинала есть, а мне кусок в горло не лез, потому что... потому что каждый раз, когда он говорил это, он пытался заглушить громкое урчание своего голодного желудка.

Джирайя слушал его внимательно, не перебивая – впервые этот мальчик так доверился ему, что решил раскрыть частичку своей души. Нагато было нелегко – он то и дело замолкал, смущенно подбирая слова, не зная, продолжать ему или нет, но Сенсей продолжал хранить молчание, и мальчик, почувствовав какую-то уверенность, возобновлял свой рассказ.

– Он... он мне очень дорог... – Нагато сжался в комочек, зябко поведя плечами. – И я хочу, что-нибудь сделать для него... Но я даже не приготовил ему подарок на его день рождения. И это в благодарность за то, что он для нас делал..? Я такой эгоист...

– Вовсе нет, – покачал головой Джирайя, наконец, подав голос. – Для Яхико нет лучшего подарка, чем ваша с Конан безопасность. Но если уж ты всё-таки хочешь его чем-нибудь отблагодарить... – он внезапно широко улыбнулся, и подмигнул. – Не всегда материальные ценности могут послужить хорошим и достойным подарком любимому человеку.

– Лю... любимому? – повторил Нагато, отчаянно краснея.

– Ага! – коварно хихикнул Сенсей. – Давай, нам пора возвращаться, пока мы оба не подхватили простуду.

Поднявшись с камня, они поспешили обратно в дом. Всю дорогу Нагато думал лишь о словах Джирайи.

«Не всегда материальные ценности могут послужить хорошим и достойным подарком любимому человеку!»

Любимый человек...

Яхико...

«Я хочу, чтобы он был счастлив!» в отчаянии подумал мальчик. «Я всё для этого сделаю!»

 

++++++++++++++++++++++++++++++++++++

На следующий день во время очередной тренировки Яхико вдруг подошел к Нагато, и широко улыбнулся:

– Давай потренируемся вместе!

Джирайя усмехнулся, а Конан удивленно уставилась на мальчиков. Сказать, что Нагато был шокирован – значит, ничего не сказать. Он смотрел на друга и не мог поверить в его слова. Яхико пока ещё ни разу не тренировался в паре с ним, видимо, не признавая в Нагато будущего шиноби.

А теперь...

– Ты извини меня, что я недооценивал тебя раньше, – продолжил светловолосый паренек, серьезно глядя на друга. – С тех пор, как ты спас меня тогда от вражеского шиноби, я всё думал, как мне тебя отблагодарить. И ещё... вчера ты выглядел таким расстроенным.

Он обеспокоено посмотрел в глаза Нагато:

– С тобой всё в порядке?

Второй мальчик нашел в себе силы лишь на слабый кивок.

– Отлично! – Яхико снова просиял. – Ты... ты ведь не против совместной тренировки?

– Конечно, не против! – темноволосый мальчик, наконец, обрел дар речи.

– Тогда учтите, послаблений не будет, – к ним подошел Джирайя, и положил ладони на плечи ребят.

– А мы на них и не надеемся, Сенсей! – оскалился Яхико, воинственно сжимая кулаки.

Нагато смущенно опустил глаза, когда друг подмигнул ему. Джирайя с усмешкой отступил назад на пару метров, и тренировка началась. Конан, на сей раз, не принимала в ней участия, предпочтя остаться сторонним наблюдателем.

– Элемент Воды! Удар Водяного Дракона! – Яхико подпрыгнул высоко вверх, набрал полную грудь воздуха, и выдохнул мощную струю воды прямо на сенсея.

Джирайя ловко отскочил, и швырнул в мальчика сюрикен. Яхико уклонился, удачно спрыгнув на землю в паре метров от учителя. Нагато всё это время стоял столбом, не решаясь что-либо сделать.

«Яхико... потрясающий..!» восхитился он, во все глаза наблюдая за атакой друга. «Хотел бы я быть похожим на него!»

Джирайя, тем временем, отразил очередную атаку Яхико, использовав свои собственные волосы. Они обвились вокруг него в стальной кокон, и вода, срикошетив об эту внезапную преграду, понеслась прямо в сторону...

– Нагато!!! – крикнул светловолосый мальчик, кинувшись к другу.

Мальчик словно очнулся ото сна. Как в замедленной съемке он наблюдал за стремительным движением воды по направлению к нему.

«Сейчас всё это попадет в меня...» как-то отрешенно подумал он. «Больно, наверное...»

Нагато!!!

Отчаянный крик разорвал его мысли.

Яхико!

– Элемент Воздуха! Небесный Щит! – темноволосый мальчик сплел пальцы, потом хлопнул в ладоши, и вода распалась на тучу брызг, не причинив ему ни малейшего вреда.

Джирайя моргнул, Конан разинула рот, а Яхико на ходу замахал рукой:

– Нагато, ты в порядке?!

– Да, всё нормально... – отозвал тот.

Яхико, видимо, хотел что-то добавить, но внезапно поскользнулся на одной из луж, возникших на земле из-за распада водяной атаки, отчаянно замахал руками, инстинктивно проскользив по траве пару метров, и врезался прямо в Нагато. Тот подхватил его, и оба мальчика, не удержав равновесия, повалились на траву.

– Яхико! Нагато! Вы в порядке? – Конан подбежала к ним.

– Ой, гомене... – виновато протянул Яхико, скатившись с друга, которого придавил к земле. – Я тебя не зашиб?

– Н-нет, – Нагато сел, чуть потирая ушибленное плечо. – Ничего страшного. Не извиняйся. И... прости, что я заставил тебя забыть о тренировке, и кинуться мне на помощь. Видишь, какой я бесполезный... – он опустил голову. – Ты, наверное, обиделся на меня...

– О чем ты говоришь?! – Яхико схватил его за плечи, и заглянул в его темно-серые глаза. – Я волновался!

– Волновался? – мальчик изумленно хлопнул глазами. – За... меня?

– Конечно! – уверенно кивнул Яхико. А потом вдруг восторженно добавил. – Это была потрясная техника! Не знал, что ты так классно управляешь ветром! Научишь меня?

– Хорошо, – несколько смущенно согласился Нагато.

Джирайя стоял позади них, и улыбался краешками губ. Он пытался научить эту троицу управлению Элементом Ветра ещё две недели назад, но оказалось, что Яхико – Вода, а у Конан нет таланта к управлению стихиями. Нагато тогда не решился на тренировку, просто наблюдая. Оказалось, что мальчик всё-таки запомнил тот урок, и теперь успешно применил его на практике.

Этот ребенок удивил Саннина, и, похоже, в будущем ещё удивит.

Тем временем, Нагато набрался смелости, когда Яхико помог ему подняться на ноги, и выпалил:

– Прости меня!

– За что? – удивленно хлопнул глазами светловолосый паренек.

– Я знал, что у тебя день рождения, но ничего не приготовил тебе в подарок, – виновато ответил его друг. – Хотя, ты столько сделал для меня! Я тебе очень-очень благодарен за всё! Если я могу тоже что-то для тебя сделать, скажи мне! Я приложу все усилия к этому!

Яхико некоторое время ошарашено смотрел на него, не в силах поверить в такую внезапную откровенность тихого и замкнутого Нагато. Джирайя тоже отчасти был изумлен, а отчасти гордился тем, что его ученик смог перебороть робость и смущение. Конан приоткрыла рот от удивления, и смотрела на друзей круглыми глазами.

Внезапно Яхико улыбнулся, и шагнул к другу.

– Пожалуйста, – попросил он, – улыбнись.

– Что..? – Нагато остолбенел.

– Ты всегда такой грустный, такой тихий, – друг положил ладонь ему на плечо, и нежно посмотрел на него. – С тех самых пор, как я встретил тебя, я мечтал увидеть твою улыбку. Я уверен, что когда ты улыбаешься, ты очень красивый!

– Но... почему? – тихонько спросил всё ещё изумленный Нагато.

– Потому что ты расстроился из-за подарка на мой день рождения, – подмигнул ему Яхико. – Лучший для меня подарок, это твоя улыбка.

Нагато опустил голову, и слеза скользнула по его белоснежной щеке. Светловолосый шиноби отступил на шаг назад, взволнованно пробормотав:

– Прости, я не хотел тебя расстроить! Извини меня, Нагато! Я даже не подумал о твоих чувствах! Прости, пожалуйста, прости меня! Если хочешь, я уйду... – он повернулся, чтобы выполнить свое обещание, но внезапно его остановил голос друга:

– Яхико.

Он обернулся. Нагато вытер слезы кулаком, а потом, двумя указательными пальцами, приподнял края своих губ вверх, пытаясь хоть как-то выполнить просьбу друга. Это даже нельзя было назвать улыбкой, но Яхико просиял, и радостно улыбнулся:

– Спасибо тебе!

Они стояли друг напротив друга, такие разные, и, одновременно, одинаковые. Им обоим пришлось пережить многое, несмотря на юный возраст, они оба пострадали от войны, но не сломались, отчаянно цепляясь за жизнь. И в то же время, Яхико уверенно шел вперед – к свету, к будущему, которое выбрал для себя сам, к намеченным планам, которые несомненно собирался исполнить.

А Нагато оставался в тени. Джирайя видел это, и беспокоился. Темноволосый мальчик словно стоял на перекрестке дорог, не зная, да и не решаясь выбрать какую-то одну. Саннин только тихо надеялся, что когда он наберется смелости сделать шаг – его выбор будет верным...

... и рядом с ним будет Яхико.

 

+++++++++++++++++++++++++++++++

Небо плакало. Тяжелые набухшие серые тучи угрожающе нависли над мрачным городом. Вокруг – куда ни глянь – высились высотные дома, состоящие из хаотичного переплетения кабелей, труб и железа. Ни деревьев, ни цветов – ничего не было вокруг, только голая земля.

И дождь.

Каждую минуту.

Каждый час.

Каждый день.

Всё время...

Только дождь.

Светловолосый мужчина поднял голову, и долгим взглядом посмотрел на небо. Серые глаза с бледно-красными кругами внутри равнодушно взирали на дождь. Он не удивлял этого человека, не расстраивал, не раздражал, не радовал – это был просто дождь. Такое же обычное явление для него, как его собственная жизнь.

– Пейн-сама... – легкая поступь позади, и спокойный женский голос нарушил уединение мужчины.

– Хорошо, – коротко ответил он, хотя она даже ещё не успела ничего сказать. – Можешь идти, Конан.

Женщина кивнула, и в мгновение ока рассыпалась на тысячи бумажных бабочек, которые, порхая, устремились в город. Казалось, никакого дождя нет, и бабочки порхали так, словно тяжелые капли не касались их, жестоко пытаясь сбросить на землю.

Пейн всё также равнодушно проследил за полетом бабочек, пока они не скрылись вдалеке, а потом снова взглянул на небо.

Пожалуйста, улыбнись.

Нежная улыбка Яхико резко контрастировала с дождливым пейзажем, однако оба эти образа четко отпечатались в глазах Пейна.

А ведь сегодня... опять его день рождения.

Подарок. Он тогда всё же не подарил ему подарок. И вот теперь опять.

Тех дней не вернуть. Не вернуть тех тренировок. Не вернуть прежней жизни. Не вернуть прошлого.

Не вернуть Яхико.

Дождь внезапно прекратился – слишком внезапно, что свидетельствовало о том, что вызвано это было отнюдь не желанием природы. Тут всё зависело от желания Лидера.

Тучи ме-едленно и нехотя принялись расползаться в разные стороны, всё равно не желая открывать дорогу солнцу, скрывавшемуся где-то там – очень далеко от Пейна. Хотя... он и не желал этого.

Тоненький, слабый луч солнца прорвался сквозь плотную толщу облаков, и коснулся щеки Лидера, словно далекое, давно забытое воспоминание.

Лучший для меня подарок, это твоя улыбка.

Края губ Лидера совсем чуть-чуть приподнялись – так, словно его лицо никогда не знало, как это – улыбаться.

– С днем рождения, Яхико...

 

Автор: Леди Clow (клуб “Clow” clow.com.ua)

 

| News | FAQ | Money | Fanfiction | Poems | Banners | Clow-Team | Clow Stories | Illustrations | Guestbook | Community | | Manga: active | Manga: complete | Manga: future | Oneshots | Doujinshi | Wallpapers | Avatars | Clips | Analytics | Various |

 

Old version + Our friends

Мир Одесского аниме-клуба переводов манги "Clow" Мир Одесского аниме-клуба переводов манги "Clow"

Made in Odessa by Sailor Lucky & Lady Clow in 2004. Все права принадлежат авторам. При использовании материалов с данного сайта, разрешение Леди Clow и ссылка на клуб "Clow" ОБЯЗАТЕЛЬНЫ!