Активные проекты

Выходной

 

Последний вторник месяца стал для Алукарда особенным. После многочисленных сражений, ему дали законный, вампирский выходной. Заработанный потом и злостью, а от того более ценный и важный.

А это значило, что он мог ничегошеньки не делать, лишь придаваться своему любимейшему занятию. Давненько Алукарду это не удавалось: то дел куча, то Виктория требовала внимания, то Интегра пару раз непрозрачно намекнула, что для вампира это мерзкое, непотребное занятие. А один раз она прямо сказала, что приличному вампиру (Алукард даже возмутиться не успел, услышав. Это он-то приличный вампир? Да не смешите тапки Уолтера!) должно быть стыдно тратить время на подобное. А еще Интегра любила почитать ему бесполезные нотации, не давая спокойно расслабиться. Хотя кто-кто, а уж он на спокойное расслабление наработал.

Шутка ли, столько лет на организацию за пятерых пахать. Так ведь он один, и не важно, что вампир. Вампирам тоже отдых требуется, иначе выходит явная дискриминация по вампирскому признаку.

После очередной выволочки, Алукард обиженно думал, что такому обаятельному мужчине, как он, можно хотя бы раз в год разрешить заниматься любимым делом. Пусть оно и опасное для окружающих, и не нравится этим самым окружающим. Но ведь раз в год-то можно.

Он обещал, что никто не пострадает, а то, что пару лет назад Уолтер несколько недель ходил в бинтах после вампирского выходного, так ведь это вышло нечаянно. Он, Алукард, этого совсем не хотел. Да и следов на теле Уолтера видно не было, зато какие он тогда бинты нашел! Белые, чистые, одно загляденье, а не бинты. И Уолтер в них смотрелся хорошо, словно помолодел на пару десятков лет.

В другой раз на просьбу дать выходной, Интегра мстительно припомнила ему испорченный коврик. Алукард от такой несправедливости даже растерялся. Коврик действительно был ему нужен: не на голом же полу любимым занятием заниматься. Потом полы мыть долго, алые пятна некрасиво остаются. Да и коврик должен был отстираться. Должен был, но, зараза этакая, не отстирался, потому что Алукард не сразу отдал его в химчистку.

Да и откуда он, древний вампир, мог про эту самую химчистку знать. Если бы Виктория вечером не обнаружила коврик и не отнесла его в химчистку, Интегра бы просто убила вампира. А так удалось сделать вид, что он честно пытался спасти испорченную тряпочку, но не судьба.

И все-таки как же хозяйка тогда кричала: стекла вылетали! Алукард даже вид сделал, что испугался за последнее стекло в комнате. Оно еще кое-как держалось в оконной раме. Стекло спас Уолтер, смело принесший кофе Интегре, не обратив внимания на крики. Нервы у мужика, конечно, стальные. Сам бы Алукард так вряд ли смог. Интегра тогда все же успокоилась и решила простить неразумного вампира, заставив собственноручно стирать злосчастный коврик. Это не сильно-то помогло: тряпочка так и не побелела, Алукард не раскаялся, зато Интегра выучила репертуар всяких кабацких песен. Вампир мурлыкал их постоянно, принося тазик с порошком прямо в кабинет хозяйки. Она просто лопалась от злости, особенно, когда вела важные телефонные переговоры.

Замечательное было время, по мнению Алукарда. Не время, а просто рай для приличного вампира. Алукард с ностальгией вздохнул и вновь вернулся к подготовке своего законного выходного. Не хватало еще расчувствоваться и пойти к Интегре извиняться. Он ведь даже не успел ничего натворить, а чувство вины уже возникло.

Продолжая размышлять, он тихонько поднимался по лестнице, направляясь в кабинет к Хозяйке. Да-да, именно в ее кабинете он в прошлый раз придавался своему любимому занятию. И теперь жаждал повторения. Правда, риск получить взбучку был величайший. Но удовольствие того стоило.

Внезапно Алукард почувствовал движение за спиной и замер, честно пытаясь изобразить неподвижное изваяние. Мимо него неторопливо прошел Уолтер, приостановился, скосил глаза, судорожно вздохнул и продолжил свой путь, словно не заметив вампира. Который, честно говоря, выделялся кричащим алым пятном на темном фоне лестницы. Но Уолтер зашагал себе дальше и в скором времени совсем скрылся из виду.

Алукард торжествующе ухмыльнулся: он и не сомневался в том, что Уолтер классный мужик и на него вполне можно положиться. Помня об угрозе быть пойманным в самый неподходящий момент, Алукард, сетуя на несовершенство мира, ползком выбрался в коридор. В конце призывно маячил кабинет Интегры. Это было безумно важно и превращало коридор в стратегический пункт, находившийся, без сомнения, под неусыпным вражеским контролем.

Вампир, помня о своём замысле, решительно пополз вперед. Как он и рассчитывал, такого неприятель не ожидал: проползя метра три, Алукард заметил в нишах Викторию и Пипа. Вместо того, чтобы следить за коридором, они отчаянно целовались и периодически, не отвлекаясь, проверяли обстановку на уровне глаз. О том, чтобы опустить голову и посмотреть на пол, не было и речи. И Алукард их прекрасно понимал, иначе целоваться уже было бы невозможно.

В итоге вампир оказался предоставлен сам себе. Алукард спокойно продолжил путь, хихикая и мысленно благодаря Вику и Пипа за оказанную помощь.

До двери оставалось всего ничего, когда Пип и Виктория вытянулись по стойке смирно и отсалютовали Интегре, хмуро поднимавшейся по лестнице. Понимая, что дело приняло неожиданный поворот, Алукард решил вспомнить о старой доброй маскировке. Интегра, отчитав парочку, окинула подозрительным взглядом коридор и, не обнаружив следов наглой нечисти, удалилась по делам. Вика и Пип вернулись к прерванному занятию, а одна из кадок с пальмой, стоявших в коридоре, мстительно захихикала. Все-таки странный подарок, сделанный когда-то давно неизвестным поклонником Интегре, оказался полезен.

Спустя мгновение дверь в кабинет бесшумно открылась и также бесшумно закрылась, благородно решив не отвлекать Пипа и Вику.

– Ну, вот и все! Получилось, – гордо вздохнул вампир и начал открывать баночки. Впереди его ждало истинное удовольствие.

Когда вечером Интегра вернулась и увидела виноватые лица Пипа, Вики и Уолтера, она обреченно направилась к себе в кабинет.

Там, среди кисточек, баночек с гуашью и разрисованных обоев, дремал Алукард. А весь кабинет был заляпан любимой алой краской вампира. Интегра лишь тихо вздохнула и вышла, прикрыв дверь. С ним она разберется завтра.

А сегодня пусть вампир потешится. И посвятит единственный в году выходной необычному для него занятию – рисованию, самозабвенно размалевывая алой краской кабинет любимой хозяйки. Что с него, нечисти взять, если у него выходной?

 

Автор: Sailor Lucky (клуб “Clow” clow.com.ua)

 

| News | FAQ | Money | Fanfiction | Poems | Banners | Clow-Team | Clow Stories | Illustrations | Guestbook | Community | | Manga: active | Manga: complete | Manga: future | Oneshots | Doujinshi | Wallpapers | Avatars | Clips | Analytics | Various |

 

Old version + Our friends

Мир Одесского аниме-клуба переводов манги "Clow" Мир Одесского аниме-клуба переводов манги "Clow"

Made in Odessa by Sailor Lucky & Lady Clow in 2004. Все права принадлежат авторам. При использовании материалов с данного сайта, разрешение Леди Clow и ссылка на клуб "Clow" ОБЯЗАТЕЛЬНЫ!